Терапия в онкогематологии — бег вперед


osipovaОнкогематология на сегодняшний день является одной из самых проблемных и дорогостоящих областей медицины. Именно в детском возрасте часто выявляются наследственные болезни крови, а также последствия различных повреждений, полученных в период внутриутробного формирования системы крови или сразу после рождения. И от того, как справятся с ними детские гематологи, зависит качество жизни человека в дальнейшем. Прогресс в детской онкогематологии идет семимильными шагами. Разрабатываются как новые лекарственные препараты, так и протоколы и программы лечения, что и помогает в значительном количестве случаев улучшить качество жизни больных и добиться стойких ремиссий, а в ряде случаев — полного выздоровления, о чем раньше не могли и мечтать. О современных подходах в лекарственной терапии онкобольных мы беседуем с врачом онкогематологического отделения Детской республиканской клинической больницы МЗ РТ Ильсией Вагизовной Осиповой.

Ильсия Вагизовна, какие онкологические патологии сейчас выходят на первый план?

— Наше отделение открылось 15 лет назад и за это время структура заболеваемости не меняется. Бывает, что в какой-то год одних патологий больше, в другой их становится меньше, но зато проявляются какие-то другие. В целом, на первом месте обычно идут гемобластозы, то есть лейкозы, лимфомы. На втором — солидные опухоли, из которых первое место занимают опухоли центральной нервной системы, на втором — опухоли костей и суставов. Сказать, что больных стало больше, нельзя. Просто мы стали лучше выявлять их уже на ранних стадиях, потому что появилась и большая настороженность у специалистов на местах.

А возраст поступающих в последние годы пациентов меняется?

— В последнее время стало меньше подростков. А в последний год появилось много детей раннего возраста, до года. Сложно сказать, с чем это связано и является ли тенденцией. А вообще, мы в нашем отделении лечим детей от первых дней жизни и до 18 лет.


Какие лекарственные препараты вы сейчас используете в терапии своих пациентов?

— Все, что появляется за рубежом и в российских федеральных центрах, лицензированное, апробированное, прошедшее контроль, то сразу появляется и у нас. Первый препарат из тех, с которыми мы сейчас работаем и который заслуживает внимания — это препарат, активным действующим веществом которого является Ритуксимаб (Мабтера), для лечения некоторых видов лимфом. При некоторых лимфомах, в частности, В-клеточных, лимфомах Беркитта, этот препарат является необходимым для лечения. Он действует целенаправленно на те клетки, которые являются своего рода родоначальниками опухолевых клеток. Мы определяем их при помощи анализа иммуногистохимии. Если мы видим, что этот маркер присутствует, тогда назначаем этот препарат. С началом его применения больше больных стали выживать. У нас и так были неплохие результаты лечения, но сейчас показатели стали еще выше. Также можно отметить препарат, содержащий Иматиниб (Гливек), для лечения хронических миелоидных лейкозов. Такие заболевания тоже встречаются. Они не так часты. Я знаю, что в Казани есть дети, которые принимают такой препарат. Он помогает «притормозить» развитие заболевания на определенной фазе, немного приостанавливает безудержный рост  функционально незрелых клеток. Также сущестует препарат с активным действующим веществом Бевацизумаб (Авастин) для лечения опухолей центральной нервной системы. Мы его тоже применяем, но опухоли ЦНС сами по себе довольно неблагодарная группа заболеваний, не очень хорошо отвечающих на любую терапию. Все-таки наиболее прогностическим фактором при этой группе заболеваний является радикальное удаление опухоли. Если опухоль удалена, то конечно прогноз намного лучше. Если же удалить ее полностью не удается, то вылечить этими препаратами до полного выздоровления пациента крайне сложно. Кроме того, постоянно появляются новые антибиотики и противогрибковые препараты, которые тоже помогают выхаживать пациентов. Большое значение имеет также трансфузионная терапия. У нас работает отделение переливания крови, где недавно появился новый облучатель компонентов крови. Гемокомпоненты становятся  более очищенные и тогда частота побочных реакций сводится к минимуму.

С какими основными трудностями в работе вам приходится сталкиваться?

— Жаловаться на что-либо нам грех, потому что все, что нужно для лечения каждого конкретного пациента у нас есть. Если чего-то на данный момент в больнице нет, то в течение короткого времени вопрос решается и у нас не бывает так, что больной не получил из-за того, что этого нет. Все что предусмотрено протоколами лечения все это мы имеем возможность применить. И если ребенка нужно выхаживать после лечения, то все необходимые недостающие препараты достаточно быстро приобретаются. То есть глобальных проблем у нас нет. Все последние разработки успешно внедряются, оборудование приобретается. И я знаю, что скоро планируется для ДРКБ приобрести новое диагностическое оборудование, которое станет для нас дополнительной помощью.


Какие в целом тенденции в терапии онкобольных сейчас появляются?

— Уже много лет мы лечим по протоколам, которые используются в ведущих странах мира. Это европейские протоколы, которые создаются кооперированными группами, и протокол каждого заболевания крегулярно пересматривается, чтобы лечение было более эффективным при меньшем количестве побочных эффектов. Надо сказать, что почти все онкологические заболевания лечатся химиотерапией. Мы также вывозим некоторых своих пациентов на лучевую терапию в Республикнский онкологический диспансер. При некоторых заболеваниях этот этап лечения просто необходим. Второй момент: мы этих детей по окончании лечения наблюдаем до 18 лет. В поликлинике для регулярных осмотров у нас есть гематолог, кое того, они приходят к нам на контрольные осмотры, и мы знаем обо всем, что происходит у этих больных и в их семьях. Они годами лечатся у нас и становятся уже родными. К сожалению, бывают случаи рецидивов, когда заболевание возвращается, тогда мы вынуждены прибегать к повторному лечению. Но по статистике результаты терапии всех видов онкологических заболеваний в нашей республике не отличаются от общероссийских и европейских, а в некоторых случаях даже превосходят.

Светлана Емельянова