ТРИПСИН — обзор экспериментальных и клинических исследований препарата в оториноларингологии и пульмонологии


Трипсин (Т) — основной  фермент пищеварения, секретируется поджелудочной железой, открыт Ж. Корвизаром в 1857 году, а 10 лет  спустя (1867) В. Кюне предложил назвать данное вещество «трипсином»[1].

В медицинской практике используется в основном трипсин кристаллический, который получают из поджелудочной железы крупного рогатого скота. Он представляет собой порошок белого (либо с легким желтоватым оттенком) цвета, без запаха. Легко растворим в воде. Препарат активен при рН 5,0 — 8,0; оптимум активности наблюдается при рН 7,0 — 8,0. Его изоэлектрическая точка находится при рН 10,1 [2,4]. Кристаллический фермент представляет собой высокоочищенный неспецифический для данного вида белок, поэтому антигенные свойства его не выражены и сенсибилизация организма не наступает [2]. Будучи эндопептидазой, Т. расщепляет пептидные связи, находящиеся внутри белковой молекулы. Фермент гидролизует преимущественно денатурированные белки. Это объясняется тем, что в живой ткани, плазме, в отдельных органах, в частности в поджелудочной железе, имеются ингибиторы, которые обладают потенциальной возможностью блокировать фермент [3].

В экспериментальных исследованиях показано противовоспалительное и противоотечное действие Т. Фермент уменьшал образование общего отека, вызванного  введением яичного белка и декстрана у животных [6]. Влияние Т. на экспериментальный отек у крыс зависело от дозы вводимого препарата. В дозе 5мг/кг он предотвращал развитие отека. В меньших дозах (1-2 мг/кг) противоотечный эффект Т. не обнаруживался. В специальной серии опытов  установлено, что Т. не только предотвращал образование экспериментального отека, но и способствовал значительному рассасыванию уже развившегося [7]. При остром воспалении у кроликов, развившемся после введения кротонового масла, Т. способствовал более быстрому, чем у животных  контрольной группы, рассасыванию абсцесса, уменьшал вязкость экссудата. Морфологические исследования выявили значительное уменьшение интерстициальной отечности и воспалительного экссудата [8]. Местное и подкожное введение Т. ускоряло заживление и рубцевание ран. Эффект действия фермента оценивали по изменению размеров раны, а также по прочности кожи на разрыв. Установлено ускорение  регенерации  предварительно перерезанного нерва роговицы [9].  Da Salva S..J. и Evans R.A.  в своих исследованиях показали ускорение  заживления  язв, вызванных введением гистамина [10],  инъекции Т. в соединении с гепарином (препарат Trypsepar) оказывали рассасывающее действие на спайки серозных оболочек кишечника у крыс [11].

Т. проявлял высокую литическую активность в отношении нежизнеспособных тканей и сгустков крови. Избирательному расщеплению подвергались именно денатурированные белки некротических масс. Малая активность Т. в отношении нативных белков (помимо наличия в неповрежденных тканях специфических ингибиторов) связана с конформационными препятствиями и недоступностью пептидных связей нормальных белков для активного центра фермента [12]. Наряду с некролитическим был показан и муколитический эффект Т. то есть он был способен расщеплять различные экссудаты и гнойные массы, что приводило к улучшению дренажной функции в области очага воспаления и созданию условий для ускорения регенерации тканей [12].

Было также показано, что Т.  повышал эффективность антибактериальных препаратов. Под воздействием фермента нарушается прочность пиогенной мембраны и антибиотики в более высоких концентрациях могут проникать в очаг воспаления. При введении крысам Т. с канамицином повышалась концентрация антибиотика в большинстве органов и тканей, а также пролонгировалось его действие [12]. Т., повышал проницаемость гематоэнцефалического барьера для антибиотиков и барбитуратов [13]. Также ускорялось проникновение пенициллина в спинной мозг животных после в/м введения Т. Полагают, что последний повышал проницаемость эндотелия капиллярной стенки и окружающих ее тканей путем деполимеризации белковых структур [14].


Таким образом, изучение Т. На  экспериментальных моделях показало, что он обладает выраженным противовоспалительным, противоотечным, некролитическим и муколитическим эффектами, увеличивает проницаемость гематоэнцефалического барьера, биодоступность лекарств в очаги поражения, и усиливает действие антибиотиков. В больших дозах Т. проявляет токсическое действие, которое реализуется нарушениями в системах кровообращения, дыхания и свертывающей системе крови. Однако, учитывая тот факт, что терапевтические дозы Т. для человека (5 мг на инъекцию) примерно в тысячи раз ниже LD50, то можно считать данный кристаллический препарат при  введении сравнительно малотоксичным. Положительные результаты применения Т. в экспериментах на животных позволили с уверенностью перейти к  клиническим исследованиям препарата.

Клинические исследования препарата с целью удаления некротических масс проводили  H.G. Reiser   с соат. [15,16]. На основании 500 клинических наблюдений они пришли к заключению, Т.,  благодаря некролитическим и муколитическим свойствам, способствовует избирательному удалению некротических масс и ускоряет образование грануляционной ткани.

Впервые об успешном использовании Т. при заболеваниях легких для разжижения фиброзно-гнойного экссудата при эмпиеме плевры доложено на конгрессе хирургов в Филадельфии в 1950 году [15]. Последующие работы [38,39,40] подтвердили  результаты лечения  путем внутриплеврального введения кристаллического Т. с помощью дренажа или пункции. Наблюдали сокращение сроков излечения, расправление легкого и санацию плевры.

Т. в виде аэрозолей  для удаления вязкой фиброзно-гнойной мокроты при лечении туберкулеза легких, бронхоэктатической болезни, послеоперационных ателектазов, пневмоний, бронхитов  был впервые применен в  1952 году [20]. Отмечено увеличение количества  отхаркиваемой мокроты, она становилась менее вязкой, уменьшался кашель, эти данные получены и  при  использовании Т. в виде аэрозолей больным бронхиальной астмой, эмфиземой легких, бронхитами, пневмониями, острыми ателектазами. Одновременно с быстрым очищением дыхательных путей от мокроты улучшалось общее самочувствие больных, повышалась жизненная емкость легких с  появлением позитивных   аускультативных данных [7]. Из побочных явлений, при аэрозольном введении  фермента, наблюдали охриплость и затруднение дыхания, что устранялось применением антигистаминных препаратов (димедрол) с обязательным  полосканием  полости рта и носа. Особняком стоит вопрос о попытках лечения туберкулеза легких, кристаллическими ферментами. Впервые применил Т. для лечения туберкулезного поражения костей, суставов, мягких тканей и лимфоузлов W.Baetzner (1911) [Цит. по 21]. Он отметил местное уменьшение воспалительного отека вследствие инъекций препарата с трипсином и описал случаи излечения без хирургического вмешательства. Положительное действие Т. в терапии туберкулеза легких отмечали  и другие исследователи [17,22,23]. Однако, C.Grassi с  соавт. подчеркивали,  что протеолитическими ферментами при туберкулезе легких следует пользоваться с осторожностью, они не  должны заменять специфические препараты, а дополнять их [24].


Таким образом, местное применение кристаллического Т.  эффективно  в случаях, при  необходимости  удаления денатурированной  массы белков, а также при заболеваниях дыхательных путей, связанных с накоплением  вязких секретов.

Почти одновременно с хирургами кристаллический Т апробировали в оториноларингологии. Появились сообщения об успешном использовании фермента для лечения подсвязачного ларингита у детей [25], острого, подострого и хронического ларингита у взрослых  [26]. Были опубликованы  данные о целесообразности терапии Т воспалительных заболеваний полости рта и глотки, особенно при гнойно-некротических процессах (фоликулярной и лакунарной ангине, ангине Венсана, дифтерии, инфекционном мононуклеозе, афтозном стоматите, молочнице и других заболеваниях (всего 102 пациента) [7]. Положительные результаты были получены при использовании кристаллического Т. для лечения больных хроническим гайморитом с гнойной и катарально-серозной  формами [27,28].

Таким образом, показана эффективность и перспективность использования  препарата для лечения воспалительных и гнойно-некротических процессов при различных заболеваниях. Спектр применения трипсина может быть значительно расширен после тщательного изучения механизмов действия на функции различных органов и систем организма при патологических состояниях.

Канаев П. А., Шенгер А. А.,  Борисова Е. Ю.

ООО «Самсон-Мед», г. Санкт-Петербург

Литература:

1. БМЭ, 1985.- Т.25.- с.271.

2. Клиническая фармакология / Под ред. В.В.Закусова. М.: Медицина,1978.- 608 с.

3. Abderhalden K. Clinical enzymology. Toronto, 1968.

4. Мосолов В.В. Протеолитические ферменты. М.: Наука, 1971.- 404с.

5. Веремеенко К.Н. В кн.: Ферменты в медицине, пищевой промышленности и сельском хозяйстве. — Киев, 1968. — с.66; с. 75.

6. Martin G. // J. Ann. N.-Y. Acad. Sci.- 1957.- V. 68.- art.I.- p. 70.

7. Веремеенко К.Н. Протеолитические ферменты поджелудочной железы и их применение в клинике. Киев.: Здоров’я, 1967.- 160 с.

8. Innerfield I. // Surgery.- 1956.- V.59.- p.426.

9. Moss J.N., Brendel R., Simon H. et al. // Arch. Int. Pharmacodyn. //1957.-V.110.- p.375.

10. Da Salva S.J., Evans R.A. // Arch. Int. Pharmacodyn. // 1962.- V.137.- p.383.

11. Laurentasi G., Oliva V. // Minerva Chir.- 1962.- V. 17.- p.532.

12. Ферменты в оториноларингологии / Под ред. К.Н.Веремеенко.- Киев.:Здоров’я, 1980.- 184 с.

13. Веремеенко К.Н. // Врач. дело.-  1959.- N12.- с. 1269.

14. Мосс Д., Баттерворт П. Энзимология и медицина. М.: Медицина, 1978.- 288 с.

15. Reiser H.G., Roetting L.C., Curtis G.M. // Arch. Serg.- 1951.- V.63.- p.568.

16. Reiser H.G., Roetting L.C., Curtis G.M. // Amer. J. Surg.- 1953.- V.85.- p.376.

17. Roetting L.C., Reiser H.G., Habeed W., Mark L. // Dis. Chest.- 1953.- V.21.- p. 245.

18. Bergmann O., Karlhuber F. // Wien. Klin. Wschr.- 1956.- Bd.68.- s.322.

19. Mohnke W., Schroder R. // Dtsch. Med. Wschr.- 1954.- Bd.79.- s.747.

20. Limber C.R., Reiser H.G., Roetting L., Curtis G.M. // JAMA.- 1952.- V.149.-p.816.

21. Martin G.J.  Clinical Enzymology. Boston, 1958.

22. Shubin G., Sherson I.G., Weissman D. // Dis. Chest.- 1961.- V.40.- p.148.

23. Todoroff T., Bolzoni G.J. // J. ital. Tuberc.- 1962.- V.16.- p.316.

24. Grassi C., Rimoldi R., Perna G. // J. ital. Tuberc.1959.- V.13.- p.215.

25. Lamas H., Clausse J. // Arch. Franc. Pediatr.- 1956.- V.13.- p.194.

26. Salerno G. // Zbl. HNO.- 1960.- V.69.- p.20.

27. Терентьев Г.В. // Ж.. ушн. нос. и горл. болезней.- 1964.- N5.- с.72.

28. Лихачев А.Г. // Вестн. отоларингол.- 1965.- N1.- с.8.