В ДРКБ провели сложную операцию ребенку после ожога электричеством


В Детскую республиканскую клиническую больницу поступил пациент с тяжёлыми элетроожогами обеих кистей. Травму ребёнок получил дома, когда схватился за оголённые провода строительного инструмента, который был подключен к сети. Родители оставили малыша со старшими детьми, но дети отвлеклись буквально на мгновение и произошла беда. От болевого шока ребёнок потерял сознание.

— Его доставили к нам на «скорой» и экстренно госпитализировали во второе хирургическое отделение. После осмотра и полного обследования, мы провели консультацию со специалистами ожогового центра Нижнего Новгорода, чтобы согласовать тактику лечения. Нам предстояло очистить ожоговые раны и закрыть их кожей с других участков тела, — рассказал врач – комбустиолог Владимир Линьков.

Стоит заметить, что некртэктомия – это сложная и скрупулёзная операция, в ходе которой врачи удаляют нежизнеспособную ткань. Так же врач – комбустиолог ДРКБ Владимир Михайлович отметил, что дополнительная сложность заключалась ещё и в том, что при электроожогах невозможно определить границ демаркационной линии, то есть границ, где ткань мертвая, а где живая.

— Если говорить совсем простым языком, то при данных операциях важно соблюдать баланс, — нужно удалять столько ткани, подвергшейся некрозу, сколько нужно, чтобы потом достичь максимального приживления  пересаженной кожи. Наша команда выполняла все действия поэтапно: сначала работали с правой кистью, а затем с левой. «Это длительный процесс, включающий в себя не только операции, но и перевязки, и гипсовую иммобилизацию (конечности были уложены в специальные лонгеты для того, чтобы не было движений, и кожа хорошо приживалась)», — объясняет врач.


В общей сложности малыш провёл в стенах больницы чуть больше месяца. Сейчас ребёнка готовят к выписке. Говоря о прогнозах, стоит заметить, что врачи испытывают сдержанный оптимизм.

— В данном случае поражению подвергся не только кожный покров, но и глубже лежащие ткани и структуры — говорит Владимир Михайлович. – И сейчас пока ещё рано говорить о полном восстановлении функций конечности, но то, что раны зажили – это хорошо. Дальше ребёнку потребуется курс реабилитации. В любом случае малыш будет у нас на контроле, — отметил Владимир Линьков.