В панкреатобилиарную область по-новому


endosonografia-2В Межрегиональном клинико-диагностическом центре красной нитью проходит тема  высоких технологий. О них говорят на научно-практических конференциях, в СМИ, безусловно, и со страниц нашего издания. Уникальные, инновационные операции, исследования и различные лечебные манипуляции широко внедряются в практическую деятельность врачей МКДЦ. Так в Межрегиональном клинико-диагностическом центре была внедрена новая методика исследования панкреатобилиарной области: эндоскопическая ультрасонография.

О том, что представляет собой данная методика, мы попросили рассказать заведующего отделением эндоскопии ГУ МКДЦ, кандидата медицинских наук Ильяса Маратовича Сайфутдинова.

— Если быть объективным, то первая эндосонография в нашем отделении (синоним: эндоскопическая ультрасонография) была выполнена в январе 2009 года. В настоящее время за два года выполнено около 500 исследований. Основную долю (9/10) среди общего количества исследований составляют пациенты с патологией панкреатобилиарной области.

500 исследований за два года — это достаточно много. Насколько востребована данная методика в Казани и в целом в Республике Татарстан?

— Если бы этот вопрос мне задали два года назад, то он вызвал бы некоторые колебания: с одной стороны, отделение получает новое оборудование, о котором мы втайне мечтали, с другой — неизвестно, какие результаты могут быть достигнуты конкретно в нашей клинике и оправданы ли затраты на покупку дорогостоящего оборудования. Сегодня не возникает ни малейшего сомнения по данному вопросу: метод, несмотря на трудоемкость состоятелен, востребован -это подтверждает  количество проведенных исследований, покупка данного оборудования целесообразна и в клинической практике она полностью себя окупает. Необходимо отметить, что внедрение данной методики и ее высокое значение стало возможным благодаря консолидации специалистов — мы работаем в тесном сотрудничестве с отделением хирургии, возглавляемой  профессором кафедры эндоскопии, общей и эндоскопической хирургии КГМА Л.Е. Славиным и заведующим отделением хирургии ГУ МКДЦ,к.м.н. А.Ф. Галимзяновым


В чем заключается  суть метода?

Сама процедура напоминает всем известную эзофагогастродуоденоскопию. Однако, при схожести, на первый взгляд, этих двух методов исследования они имеют существенные различия. Во-первых, используется принципиально новое оборудование. Так, помимо ПЗС матрицы, позволяющей видеть изображение полых органов на мониторе, на дистальном конце эндоскопа расположен ультразвуковой датчик. Во-вторых, методология выполнения эндосонографии требует дополнительных навыков, позволяющих правильно вывести область, интересующую исследователя и интерпретировать полученный результат. Перед проведением исследования проводится премедикация с использованием препаратов, блокирующих моторную активность желудка. Поэтому, несмотря на продолжительность исследования (от 10 до 40 минут), оно спокойно переносится даже пациентами с серьезной сопутствующей патологией.

Где обучались врачи данной методике? Сколько времени требуется для овладения навыками проведения эндосонографии?

Врачи нашего отделения прошли трехнедельную стажировку в Москве в Российском онкологическом научном центре им. Н.Н. Блохина РАМН в отделении лучевой диагностики рентгенхирургических методов исследования и в Российском государственном медицинском университете кафедры госпитальной хирургии №2 ПНИЛ хирургической гастроэнтерологии и эндоскопии ГКБ №31.


А если говорить о времени, которое необходимо для того, чтобы овладеть навыками проведения эндосонографии, то здесь все немного сложнее. Мы прошли достаточно длинный путь для того, чтобы адаптироваться к чтению ультразвуковых изображений, получаемых во время эндосонографии. Первый этап, как и для большинства моих коллег в России был весьма продолжительным по времени. Не было оборудования, информация о методе была ограничена, поэтому приходилось по крупицам собирать материал и верить, что данное оборудование в ближайшее время будет закуплено в нашей клинике. С 2006 по 2008 годы мы осваивали методы эндоскопической (дуоденоскопия, ретроградная холангиопанкреатикография) и ультразвуковой диагностики (УЗИ органов брюшной полости), а также методы эндоскопического лечения, выполняемых под  рентгенологическим контролем — папиллосфинктеротомию, литотрипсию и литоэкстракцию при холедохолитиазе, баллонную дилатацию, бужирование  и стентирование желчных протоков при доброкачественных и злокачественных стриктурах  панкреатобилиарной области

-Необходимо отметить, когда врач-эндоскопист последовательно выполняет эзофагогастродуоденоскопию, эндосонографию, УЗИ (при необходимости), ретроградную холангиографию (контрастирование желчных путей), то, несомненно, перед ним открывается больше возможностей правильно интерпретировать результат, особенно в сложных случаях.

endosonografia-1В каких именно? Расскажите, пожалуйста, более подробно о практическом значении данной методики.

— В настоящее время эндосонография используется нами в амбулаторной практике, особенно у больных без клиники механической желтухи с расширением общего желчного протока, которое достаточно хорошо определяется во время проведения обычного ультразвукового исследования. Следующим этапом является выяснение причины механического блока. Вот здесь уже метод эндосонографии выступает как уточняющий и ведущий метод диагностики, так как позволяет детализировать изменения в протоке с точностью до 95-100%, тем самым определить причину блока. Это могут быть стенозы, стриктуры различной протяженности и генеза, конкременты в протоках, опухоли протока различной локализации, сращения желчного пузыря с конкрементом с холедохом вплоть до формирования холецистохоледохеального свища. В этих случаях практическое значение эндосонографии позволяет повысить эффективность дооперационной диагностики в 1,5-2,5 раза, уменьшить на 25% число эндоскопических транспапиллярных вмешательств и выбрать оптимальный метод лечения: хирургический, эндоскопический или консервативный. До внедрения в клиническую практику эндосонографии таких пациентов приходилось госпитализировать для проведения инвазивного и небезопасного метода диагностики, каким является ретроградная холангиопанкреатикография. Любой риск должен быть оправдан, и особенно в такой сложной области, какой является зона большого дуоденального сосочка с близким расположением поджелудочной железы — то есть зона непосредственного вмешательства оперирующего эндоскописта.

Какое преимущество имеет эндосонография перед другими методами исследования в плане диагностики заболеваний поджелудочной железы?

— Поскольку поджелудочная железа  сканируется из просвета желудка и двенадцатиперстной кишки, то действие артефактов, искажающих четкую видимость получаемого изображения минимальные и, что самое главное, датчик эхогастроскопа максимально приближен к поджелудочной железе. Зная анатомические ориентиры нетрудно вывести все отделы железы. Эндосонография обладает 100% возможностью визуализации головки, тела, хвоста и вирсунгового протока. Можно предположить, что именно эти возможности эхогастроскопа подвинули мысль японских ученых в 1980 году к разработке и внедрению этого метода. Он, образно говоря, как ба «заточен» под диагностику панкреатобилиарной зоны на ранней стадии. С внедрением эндосонографии,  у врача-клинициста в настоящее время появилась возможность расширить поиск и оценить изменения в поджелудочной железе, используя все возможные инструментальные виды исследований  (УЗИ, КТ, МРТ, Эндосонография)

Какими вы видите перспективы использования данной методики?

— В настоящее время врачи различных специальностей: хирурги, онкологи, гастроэнтерологи, эндоскописты, терапевты знают о данном методе. Мы делали сообщения и доклады на Обществах, конференциях хирургов, эндоскопистов, ультразвуковых диагностов. Думаю, что внедрение эндосонографии будет проходить постепенно, и процесс этот неизбежен. А нам — врачам-эндоскопистам — необходимо еще многому научиться в этой области и делиться своими знаниями с коллегами.

Екатерина Лобанова