Вероятность наследования и особенности эпилепсии у детей от родителей с эпилепсией


Д.В. МОРОЗОВ

Казанская государственная медицинская академия, 420012, г. Казань, ул. Муштари, д. 11

Морозов Дмитрий Валерьевич — ассистент кафедры детской неврологии, тел. (843) 273-49-09, e-mail: kiverkot@mail.ru

Обследованы 100 детей, рожденных от родителей с эпилепсией. Всем детям проводилось продолженное видеоэлектроэнцефалографическое исследование с включением эпизода сна и подробный неврологический осмотр, при необходимости проводилась магнитно-резонансная томография головного мозга. В процессе осмотра у всех детей верифицирована форма эпилепсии в соответствии с критериями Международной противоэпилептической лиги. Авторами описываются вероятность наследования эпилепсии, ее формы, особенности электроэнцефалографических изменений и изменений неврологического статуса в данной группе детей. В результате проведенного исследования получены данные о высоком проценте наследования эпилепсии, частых изменениях неврологического статуса детей, особенно тех, чьи матери болели эпилепсией. У детей от матерей с эпилепсией заболевание дебютирует в более раннем возрасте. Кроме этого, у детей с ранним дебютом частота приступов значительно выше, чем у детей с дебютом заболевания после трех лет. У детей с дебютом заболевания в возрасте до трех лет гораздо ниже вероятность ремиссии. В подгруппе детей с нарушением неврологического статуса приступы дебютировали в более раннем возрасте.

Ключевые слова: эпилепсия, родители с эпилепсией, электроэнцефалограмма, неврологический статус.


 

D.V. MOROZOV

Kazan State Medical Academy, 11 Mushtari St., Kazan, Russian Federation, 420012 

Probability of inheritance and features of epilepsy in children born to epileptic parents 

Morozov D.V. — Assistant of the Department of Neurology and Neurosurgery, tel. (843) 2734909, e-mail:kiverkot@mail.ru 


The article contains information on a group of 100 children born to epileptic parents. All children went through video-EEG evaluation with a sleep episode and thorough, neurological examination; MRI evaluation of the brain was conducted if necessary. During examination the epilepsy form was verified in all children in accordance with the criteria of International League Against Epilepsy. The author describes the probability of epilepsy inheritance, its forms, features of electroencephalographic changes and changes in neurological status in the examined group of children. As a result of the carried out research, a high percentage of inheritance was found, as well as frequent changes in neurological status of children, especially those whose mothers suffered from epilepsy. In children born to epileptic mothers the earlier onset of epilepsy was noted. Besides, in children with the early onset of the disease the frequency of attacks was much higher than in children with the disease onset after the age of three. In children with epilepsy onset before three years the probability of remission was significantly lower. In the children who had neurological status disorders the onset of epilepsy was noted in earlier age.

Key words: epilepsy, parents with epilepsy, EEG, neurological status.

  

Эпилепсия является одним из самых распространенных хронических заболеваний с поражением головного мозга. Социальное значение заболевания значительно возрастает в связи с тем, что поражает оно лиц молодого возраста. У трети пациентов, несмотря на появление новых антиэпилептических препаратов (АЭП), приступы не поддаются купированию [1]. Пациентками репродуктивного возраста являются 25-40% больных с эпилепсией [2]. Несмотря на значительную социальную стигматизацию больных эпилепсией, все большее число пациентов обоих полов вступают в брак. По данным отечественных авторов, 1 беременность из 200 является беременностью от женщины с эпилепсией [3]. Общеизвестным фактом является то, что беременность и роды у данной категории женщин протекают тяжелее. В ряде статей отмечается достоверное снижение веса плода при рождении, уменьшение объема головы, сниженный балл по шкале Апгар [4, 5].

Большое число работ посвящено состоянию здоровья потомства родителей с эпилепсией. В этих статьях большое значение уделяется влиянию препаратов на интеллект и морфологические особенности ребенка (стигмы дизэмбриогенеза и аномалии развития), большинство публикаций отражают исключительно тератогенные влияния антиэпилептических препаратов на плод. К сожалению, в мировой и отечественной литературе практически не встречается информации о здоровье детей, рожденных от отцов с эпилепсией. Несмотря на признание факта более тяжелого течения беременности и родов у женщин с эпилепсией, в литературе отсутствует детальный анализ неврологического статуса детей, рожденных от данной категории женщин. По данным многих авторов, вероятность наследования идиопатических форм эпилепсии превышает таковую от родителей с симптоматическими формами [6-8]. Однако ученые сходятся во мнении, что у лиц с симптоматическими формами эпилепсии, несомненно, присутствует определенная генетическая предрасположенность к генерации приступов, что реализуется в форме более высокого риска развития эпилепсии у их потомства (2%) относительно популяционных данных [9]. Известен факт, что эпилепсия чаще наследуется от матерей с эпилепсией, нежели чем от больных отцов [10].

В статье представлены результаты оценки характера эпилепсии, выявленной у детей от родителей, больных эпилепсией, изучены особенности электроэнцефалографических изменений и неврологического статуса данной группы детей.

Материалы и методы

Проведено обследование 100 детей, рожденных от родителей с эпилепсией: 53 ребенка были рождены матерями с эпилепсией и 47 детей являлись потомками больных отцов. Группу детей от матерей с эпилепсией составляли 26 (49%) мальчиков и 27 (51%) девочек. Среди детей от отцов с эпилепсией было 27 (57,4 %) мальчиков и 20 (42,6%) девочек. Диагноз эпилепсия устанавливался на основании определения, предложенного мировой противоэпилептической лигой в 1989 году: эпилепсия является хроническим заболеванием, характеризующимся повторными непровоцируемыми приступами нарушений двигательных, чувствительных, вегетативных, мыслительных или психических функций, возникающих вследствие чрезмерных нейронных разрядов в сером веществе коры головного мозга. При постановке диагноза соблюдался электро-клинико-анатомический критерий.

Обследование детей начиналось с подробного сбора информации о деталях и эволюции эпилепсии у родителя ребенка, что позволяло в комплексе с данными инструментальных исследований верифицировать форму эпилепсии. В процессе сбора информации анализировались данные о возрасте начала заболевания, что было одним из необходимых критериев формы эпилепсии. Обязательной была информация о типе приступов у родителя ребенка, что также позволяло уточнить форму эпилепсии. Дети раннего возраста, особенно первого года жизни, осматривались повторно с целью оценки динамики неврологического статуса. Это было обусловлено более отчетливой эволюцией неврологической симптоматики в этой возрастной группе: состояние черепно-мозговой иннервации, чувствительности, двигательной функции, исследование сухожильных рефлексов, особенности мышечного тонуса, наличие координаторных расстройств, гиперкинезов, степень зрелости высших корковых функций и соответствие их развития возрасту ребенка, показатели состояния вегетативной нервной системы. Всем детям от родителей с эпилепсией был проведен видео-ЭЭГ-мониторинг с включением эпизода сна. В зависимости от клинической ситуации продолжительность исследования составляла от 2 до 9 часов. При необходимости детям проводилась КТ и МРТ головного мозга.

Результаты

Было выявлено 13 (13%) детей с эпилепсией (табл. 1). Число больных детей от отцов с эпилепсией составило 8 (17%). В группе детей от женщин с эпилепсией было выявлено 5 (9,43%) больных детей.

Идиопатическая генерализованная эпилепсия наблюдалась у 1 ребенка из группы детей от матерей с эпилепсией и у 2 детей из группы от больных отцов с эпилепсией. Идиопатическая фокальная эпилепсия наблюдалась у 1 ребенка из группы детей от отцов с эпилепсией. Симптоматическая фокальная эпилепсия была выявлена у 1 ребенка из группы больных матерей и 1 ребенка из группы больных отцов. Криптогенная фокальная эпилепсия наблюдалась у 2 детей от матерей с эпилепсией и у 4 детей от отцов с эпилепсией. Криптогенная генерализованная форма была выявлена у 1 ребенка из группы от матерей с эпилепсией. Всего эпилепсией болело 4 девочки и 9 мальчиков. 

Таблица 1.

Формы эпилепсии у детей, рожденных от родителей с эпилепсией

Форма эпилепсии Дети от матерей Дети от отцов Всего
ДевочкиМальчикиДевочкиМальчики
Идиопатическая генерализованная1113
Идиопатическая фокальная11
Симптоматическая фокальная112
Симптоматическая генерализованная0
Криптогенная фокальная11136
Криптогенная генерализованная11
Всего232613

 

У 4 детей (табл. 2), больных эпилепсией, наблюдались простые парциальные приступы. Сложные парциальные приступы зафиксированы у 7 детей. Приступы со вторичной генерализацией были выявлены у 3 детей. Первично-генерализованные приступы встречались у 4 детей. Неклассифицируемых приступов и случаев эпилептического статуса в представленной выборке детей не было обнаружено. Вероятно, это было связано со своевременным назначением адекватной антиэпилептической терапии.

Таблица 2.

Типы приступов у детей, рожденных от больных эпилепсией

Тип приступовДети от матерей Дети от отцов Всего
мальчикидевочкимальчикидевочки
Простые парциальные1214
Сложные парциальные21317
Парциальные с вторичной генерализацией123
Генерализованные11114
Не классифицируемые0
Длительные или повторные0

 

Была проанализирована группа детей, больных эпилепсией с целью определения возраста возникновения первых клинических проявлений. В группе детей от женщин с эпилепсией средний возраст дебюта эпилепсии составлял 2,43 года. В группе детей от отцов с эпилепсией средний возраст начала заболевания составлял 6,16 года. В обследуемой когорте пациентов было 6 детей с дебютом эпилептических приступов в возрасте до трех лет и 7 детей, у которых приступы начались после трех лет. В группе детей старше трех лет у 1 ребенка наблюдались частые приступы, у 3 детей — приступы средней частоты, 3 в данной возрастной группе находились в состоянии ремиссии. Приступов с частотой 1 раз в год и реже в обследуемой группе детей не было.

По частоте приступов дети с эпилепсией были разделены на 4 группы: пациенты с частыми приступами (раз в неделю и чаще), пациенты с приступами средней частоты (реже, чем раз в неделю, чаще, чем 1 раз в год), пациенты с редкими приступами (1 раз в год и реже), пациенты в ремиссии (отсутствие приступов в течение предыдущего года). Частые приступы наблюдались у 3 детей в возрасте до трех лет, приступы средней частоты отмечены у 2 детей из данной возрастной группы, 1 ребенок в возрасте до трех лет находился в ремиссии.

Анализ биоэлектрической активности головного мозга детей с эпилепсией показал следующие результаты: эпилептиформная активность выявлена у 6 детей, признаки нарушения биоэлектрической активности органического характера в форме регионального замедления были обнаружены у 2 детей, нормальная электроэнцефалограмма зарегистрирована у 1 ребенка, сочетание эпилептиформной активности и замедления биоэлектрической активности было выявлено у 4 детей.

В группе детей с идиопатическими формами эпилепсии (фокальной и генерализованной) из 4 детей замедления биоэлектрической активности, которое является показателем органического повреждения головного мозга, не было обнаружено ни в одном случае. Изменения электроэнцефалограммы у детей с идиопатическими формами эпилепсии заключались в наличии эпилептиформной активности. Из 2 детей с симптоматической формой эпилепсии в обоих случаях наблюдалось сочетание эпилептиформной активности и замедления биоэлектрической активности регионального характера. Среди 7 детей с криптогенными формами эпилепсии (фокальной и генерализованной) замедление в структуре записи встречалось в 4 случаях.

Среди детей с эпилепсией неврологическая симптоматика той или иной степени выраженности была обнаружена у 9 детей. В группе больных матерей изменения неврологического статуса встречались у 5 детей. В группе детей от больных отцов изменения неврологического статуса были обнаружены у 4 пациентов.

В ходе обследования группы детей больных эпилепсией были выявлены следующие неврологические симптомы: координаторные нарушения — у 2 детей, пирамидная недостаточность — у 3, тетрапарез — у 2 детей, дубль атетоз — у 1 ребенка, анизорефлексия — у 1 ребенка, диффузная мышечная гипотония — у 3 детей, нарушение функции тазовых органов — у 1 ребенка, задержка психического развития — у 2 детей, косоглазие — у 2 детей.

В группе детей с дебютом заболевания в возрасте до трех лет изменения неврологического статуса выявлены у 5 человек, в группе пациентов более старшего возраста неврологическая симптоматика была обнаружена у 4 детей.

Обсуждение

В ходе исследования был получен высокий процент детей с эпилепсией, превышающий популяционные показатели в 4-5 раз, судя по данным многих авторов о частоте эпилепсии в детской популяции, до 1-3%. Несмотря на то, что в литературе описывается большая вероятность наследования идиопатических форм эпилепсии, в нашей выборке не была получена аналогичная закономерность. При оценке возраста дебюта заболевания среди детей двух сравниваемых групп было отмечено более раннее развитие эпилепсии у детей от матерей, что, вероятно, связано с неблагоприятным течением беременности и родов и более частым возникновением органических изменений ЦНС в этой группе. У большого числа детей с эпилепсией выявляется неврологическая симптоматика, причем, значительно чаще страдают дети от матерей с эпилепсией. Данные изменения с большой вероятностью можно связать с тяжелым течением перинатального периода у данной категории женщин (более частое повышение тонуса матки, кровотечения, надрывы в результате падений и сокращений тонического характера во время генерализованных судорожных приступов). Часто у детей с внутриутробной гипоксией страдают перивентрикулярные зоны, особенно чувствительные к гипоксии, что приводит к развитию перивентрикулярной лейкомаляции и последующей пирамидной симптоматики.

Анализ особенностей эпилептиформной активности в группе больных эпилепсией родителей привел к выводу о том, что среди детей с криптогенными и фокальными эпилепсиями часто наблюдается феномен замедления фоновой активности, что является косвенным признаком поражения структуры головного мозга. При этом, среди идиопатических форм эпилепсии, которые связаны с нарушением электролитного баланса в клетке, замедления биоэлектрической активности не было отмечено ни в одном случае. Логичным оказалась более высокая частота неврологической симптоматики у детей с дебютом эпилепсии в возрасте до трех лет. Возможно, полученный факт можно объяснить тем, что грубые органические изменения головного мозга в скором времени приводят к развитию эпилептогенного очага в коре.

Проведенное исследование потомства больных эпилепсией родителей диктует необходимость особенно пристального внимания к данной категории детей — регулярного и своевременного проведения нейрофизиологического исследования для адекватной постановки диагноза эпилепсии и верификации ее формы. К сожалению, в связи с недостаточным качеством нейровизуализационной техники и квалификации специалистов, большой процент детей получает диагноз криптогенной эпилепсии в связи с отсутствием обнаружения этиологического фактора. Наименее благоприятным фактором развития эпилепсии является наличие неврологической симптоматики. Детям с неврологической симптоматикой, рожденным от родителей с эпилепсией, необходимо проводить более детальное исследование биоэлектрической активности мозга для выявления субклинической эпилептиформной активности, которая может быть предвестником эпилептических приступов и фактором, нарушающим когнитивный статус пациента.

 

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Wolfgang Losher. Mechanisms of drug resistence // Epileptic disord. — 2005. — Vоl. 7 (Suppl. 1). — P. 3-9.

2. Прусаков В.Ф. Клинико-эпидемиологическая характеристика детской эпилепсии в г. Казани // Казанский медицинский журнал. — 2006. — Т. 87, № 2. — C. 111-114.

3. Карлов В.А. Эпилепсия у женщин // Журнал неврологии и психиатрии. — 2006. — № 1. — С. 41-46.

4. Astedt B. Antenatal drugs affecting status of the fetus and the newborn // SeminThrombHemost. — 1995. — Vоl. 21. — P. 364-370.

5. Hiilesma V.K. Pregnancy and birth in women with epilepsy // Neurology. — 1992. — Vоl. 42 (Suppl. 5). — P. 8-11.

6. Choi H., Winawer M., Kalachikov S. et al. Classification of partial seizure symptoms in genetic studies of the epilepsies // Neurology. — 2006. — Vоl. 66. — P. 1648-1653.

7. Hesdorffer D.C., Logroscino G., Benn E.K. et al. Estimating risk for developing epilepsy: A population-based study in Rochester, Minnesota // Neurology. — 2011. — Vоl. 76. — P. 23-27.

8. Helbig K.L., Bernhardt B.A., Conway L.J. et al. Genetic risk perception and reproductive decision making among people with epilepsy // Epilepsia. — 2010. — Vоl. 51. — P. 1874-1877.

9. Berkovic S.F., Howell R.A., Hay D.A. et al. Epilepsies in twins: genetics of the major epilepsy syndromes //Ann Neurol. — 1998. — Vоl. 43. — P. 435-45.

10. Annegers J., Hauser W.A., Anderson B.E. Risk of seizures among relatives of patients with epilepsy: families in a defined population. In: Anderson V.E., Penry J.K., eds. Genetic basis of the epilepsies. — New York: Raven Press; 1982. — Р. 151-9.

REFERENCES

1. Wolfgang Losher. Mechanisms of drug resistence. Epileptic disord., 2005, vol. 7 (suppl. 1). pp. 3-9.

2. Prusakov V.F. Clinical and epidemiological characteristics of childhood epilepsy in Kazan. Kazanskiy meditsinskiy zhurnal, 2006, vol. 87, no. 2, pp. 111-114 (in Russ.).

3. Karlov V.A. Women’s epilepsy. Zhurnal nevrologii i psikhiatrii, 2006, no.1, pp. 41-46 (in Russ.).

4. Astedt B. Antenatal drugs affecting status of the fetus and the newborn. SeminThrombHemost, 1995, vol. 21, pp. 364-370.

5. Hiilesma V.K. Pregnancy and birth in women with epilepsy. Neurology, 1992, vol. 42 (suppl. 5), pp. 8-11.

6. Choi H., Winawer M., Kalachikov S. et al. Classification of partial seizure symptoms in genetic studies of the epilepsies. Neurology, 2006, vol. 66, pp. 1648-1653.

7. Hesdorffer D.C., Logroscino G., Benn E.K. et al. Estimating risk for developing epilepsy: A population-based study in Rochester, Minnesota. Neurology, 2011, vol. 76, pp. 23-27.

8. Helbig K.L., Bernhardt B.A., Conway L.J. et al. Genetic risk perception and reproductive decision making among people with epilepsy. Epilepsia, 2010, vol. 51, pp. 1874-1877.

9. Berkovic S.F., Howell R.A., Hay D.A. et al. Epilepsies in twins: genetics of the major epilepsy syndromes. Ann Neurol., 1998, vol. 43, pp. 435-45.

10. Annegers J., Hauser W.A., Anderson B.E. Risk of seizures among relatives of patients with epilepsy: families in a defined population. Genetic basis of the epilepsies. New York: Raven Press; 1982. Pp. 151-9.