Витреоретинальная хирургия. «Новый взгляд — новые возможности»


Александр Николаевич Самойлов - заведующий кафедрой офтальмологии КГМУ, доктор медицинских наук, профессор.
Александр Николаевич Самойлов — заведующий кафедрой офтальмологии КГМУ, доктор медицинских наук, профессор.

«Не ошибается только тот, кто ничего не делает». 

Витреоретинальная хирургия — это одно из самых сложных и вместе с тем перспективных направлений в хирургической офтальмологии. Данный вид хирургического вмешательства стал использоваться в Республике Татарстан совсем недавно.

Есть в Казани удивительный человек, который открыл для пациентов нашей республики новые решения и горизонты. Александр Николаевич Самойлов первый, кто в 2006 году взялся за выполнение столь сложных операций, которые для многих людей оказались последним шансом вернуть чистый и ясный взгляд на мир. Под его редакцией в 2012 году выпущено иллюстрированное руководство «Микрохирургия стекловидного тела и сетчатки» (авторы: С.Чарльз, Х.Кальсада, Б.Вуд). Именно с ним у нас и состоялась беседа про то, что же представляет собой витреоретинальная хирургия, какие сложности и нюансы она несет в себе.

— Расскажите, пожалуйста, в чем заключаются особенности витреоретинальной хирургии?

— Витреоретинальная хирургия подразумевает хирургию стекловидного тела и сетчатой оболочки глаза. В переводе с латинского языка  «corpus vitreum» — стекловидное тело, «retina» — сетчатка. Стекловидное тело, если обращаться к анатомии,  это вещество гелеподобной структуры, которое заполняет полость глаза и располагается между сетчаткой и хрусталиком. Оно состоит на 99% из воды и менее чем на 1% — из коллагена, гиалуроновой кислоты и других веществ. А сетчатка — это одна из трех оболочек глаза, которая воспринимает свет и является световым «датчиком», через который по нервным путям проходит импульс, с помощью которого в коре головного мозга создается изображение. Анатомически сетчатая оболочка находится достаточно далеко, ее структура очень нежная (поскольку это нервная ткань). Все эти моменты и объясняет причины сложности данного вида операции. На глазном дне есть очень важная область, в частности желтое пятно, с помощью которого человек получает предметное зрение и возможность различать цвета. И если в желтом пятне через все слои сетчатой оболочки формируется отверстие, требуется операция при так называемом макулярном отверстии. Вы только представьте, насколько точными должны быть движения, чтобы это отверстие закрыть. Любое неловкое движение, любая неправильная манипуляция приведут к потере центрального зрения, а центральное зрение — это все: предметное зрение, способность читать, различать мелкие детали, шить, рисовать и т.д.


— Какие показания к данному хирургическому вмешательству?

— Показаний к витреоретинальной хирургии достаточно много: все, что связано с патологией сетчатой оболочки (в частности, отслойка и разрывы сетчатки), диабетическая пролиферативная ретинопатия, возрастная макулярная дегенерация, поражения стекловидного тела различной этиологии, проникающие ранения с инородным телом или без него, воспалительные заболевания внутренних оболочек глаза. Но самое большое место в числе показаний занимает сахарный диабет (его проявления на глазу и, в частности, на сетчатой оболочке), при котором происходят различные кровоизлияния в стекловидное тело, пролиферация соединительной ткани, которая ведет к отслойке сетчатой оболочки и гибели глаза. Сетчатку нужно освободить, «расправить», т.к. она сжимается, стягивается. Чем быстрее будет сделана операция в таком случае, тем лучше.

Также к показаниям относятся различные травмы, при которых, например, при бытовой или производственной травме хрусталик «ныряет» в стекловидное тело.

С развитием техники показания для проведения эндовитреальных вмешательств значительно расширяются. И это не может не радовать.


— Расскажите, пожалуйста, как протекает операция и какую сложность она представляет для хирурга.

— В операции, как правило, участвует один хирург. Поскольку сейчас технологии у нас современные, все операции мы выполняем под местной анестезией. Используется метод бесшовной хирургии: делается два или три прокола, в зависимости от вида операции. Ее время зависит непосредственно от диагноза пациента и от уровня профессионализма хирурга: она может длиться и 10 минут, и 2-3 часа. Ассистент в общем не нужен, но иногда приходится обращаться за помощью в технических моментах.

Я сравниваю хирурга, делающего такую операцию с человеком, играющим на органе: одновременно он смотрит в микроскоп, в правой руке у него инструмент (пинцет, ножницы и т.д.), в левой руке световод. Левая нога находится на педали, с помощью которого происходит управление микроскопом (увеличение и уменьшение размера, движения вправо и влево). Правая нога управляет машиной, которая режет стекловидное тело, отсасывает кровь и т.д. Также имеется третья педаль — это педаль лазера. За всем нужно успевать следить, все контролировать. Это все очень непросто, но со временем происходит систематизация и с опытом перестаешь замечать такие сложности. Многие хирурги начинают изучать данный вид хирургии, и не доходят до конца. Вспоминая себя, понимаешь, насколько это сложно. Это очень объемный труд.

— Какие осложнения могут возникнуть после операции? Какова вероятность врачебной ошибки в связи со сложностью данного вида хирургии?

— Говоря о врачебной ошибке, ее вообще не должно быть. Витреоретинальной хирургией, как правило, занимаются доктора, которые уже имеют огромный опыт и высокий профессиональный уровень. Их совсем немного. В нашей клинике их всего три человека, включая меня. В Татарстане я первый, кто начал развивать данную отрасль. Витреоретинальный хирург — это хирург, который должен уметь делать все, это обязательно должен быть хирург-универсал. Неудачи, к сожалению, бывают у всех. Можно прочитать огромное количество книг, прослушать множество лекций, но все приходит только с опытом. Но опыт нужно получать с максимальной пользой и минимальным вредом для пациента. Если какой-нибудь хирург-офтальмолог скажет, что у него нет своего «кладбища глаз», то он будет нечестен. Хорошо, что таких случаев единицы. Я не считаю, что это нужно скрывать, ведь не ошибается только тот, кто ничего не делает.

Нередко бывают осложнения после операции, когда пациент сам им способствует. Например, после хирургического вмешательства человеку дали указания, которые нужно выполнять для полного выздоровления и которые закрепляют результат операции. Допустим, ему объяснили, что определенное время нужно лежать только лицом вниз. Если пациент не выполнил этого, последствия могут быть неблагоприятными.

Очень много проблем возникает от того, что пациент несвоевременно обращается за помощью. Например, к нам приходят некоторые люди, которые уже ослепли, причем они не являлись за помощью даже при повторяющихся симптомах заболевания. Своевременное обращение всегда повышает процент положительных исходов операций. Для меня остается загадкой, почему люди не заботятся о своем зрении, ведь именно оно помогает нам воспринимать весь окружающий мир.

К другим возможным осложнениям можно отнести помутнение хрусталика (катаракта) и повышение внутриглазного давления. Но это мы относим к осложнениям, которые от нас не зависят, но которые, к сожалению, имеют место в постоперационном периоде. 

— Какое оборудование для проведения витреоретинальных операций Вы используете?

— Оборудование у нас самое современное. Что нужно для хирурга в нашей области? Это хороший микроскоп, различные оптические насадки, линзы к нему, микроинструмент, световоды. Все это в нашей операционной есть.

— Расскажите о перспективах в развитии данной области.

— На Западе данный вид хирургии стал применяться в 70-ых годах 20 века, у нас в России  — в середине 80-ых годов. В Татарстане же развитие началось только с 2006-ого года. Самая главная цель, которая стоит перед врачами — уменьшить срок реабилитации пациента и минимизировать травмы, которые наносятся при данном хирургическом вмешательстве: если раньше каждый из классических трех разрезов был 0,9 мм, далее он стал 0,65 мм, сейчас же он уже 0,5 мм и 0,33мм. Т.е. данный метод лечения относится к бесшовной хирургии Соответственно уменьшается и диаметр всех инструментов, что требует новых технологических решений для их создания.

Стоит ли говорить о том, какое место занимает хорошее зрение в жизни каждого человека? Витреоретинальная хирургия, этот сложный комбинированный метод оперативного лечения, теперь в полной мере доступен для пациентов нашей республики. Применение инновационных научных разработок, современная технология лечения позволяют хирургам-офтальмологам добиваться прекрасных результатов и помогать все большему количеству людей. Ведь хорошее зрение – это залог успешной и счастливой жизни!