Воспоминания о своем детстве в годы войны


SONY DSCВ июне 1941 внезапно разразилась вторая мировая война, которую развязала фашистская Германия в нарушение договора о ненападении. Через месяц после этого вероломного нападения на нашу страну Сталин обратился к советскому народу с призывом подняться на защиту своей Родины.

К этому времени часть наших западных земель была уже оккупирована врагом. В южном направлении вражеские полчища устремились к Черному морю, а на севере страны враг двигались к Ленинграду, который через несколько месяцев оказался в полном окружении.

Наступили долгие, изнурительные дни для нашего народа, который по велению времени и зову сердца встал стеной на защиту свой страны.

Очень тяжело вспоминать этот неимоверно тяжелый период истории жизни нашего народа.

Мне хорошо запомнился день, когда по радио объявили о начале войны. Это страшное известие заставило меня, стремглав, выбежать из дома. Улица была полна народу у всех домов толпились люди, которые вытирали слезы, кто-то стоял молча, играющие дети притихли. На лицах я увидела тревогу, озабоченность, страх и поняла, что к нам пришла большая беда…


Наше беззаботное детство кончилось, наступила тяжелая борьба за выживание. Жизнь потекла по законам военного времени, и многие ее тяготы легли на наши детские неокрепшие плечи…

Все вдруг изменилось. По ночам город погружался в полную темноту и тишину: ни голосов, ни смеха, ин шороха, словно все живое вымерло. Было необычно и страшно.

Одной из первостепенных задач правительства в начале войны было обеспечение населения продуктами питания. Была введена карточная система распределения различных продуктов. Иждивенцам (так называли не работающих женщин, стариков и детей) хлеба полагалось по 400 грамм, работающим по — 600 грамм, работникам военных предприятий — по 800 грамм. Кроме того, по карточкам мы получали крупы, сахар, макароны, жиры и другое.

Самый главный продукт — хлеб   не всегда доставался и по карточке. Поэтому очередь приходилось занимать с вечера и сидеть всю ночь в холодном подъезде, чтобы быть поближе к прилавку. На руке химическим карандашом записывали номер очередности, который мы показывали при перекличке.


Нам всегда хотелось есть: растущий организм требовал свое, и когда, наконец, я получала вожделенный хлеб, добытый в такой толкотне и сутолоке, так хотелось отломить кусочек и скорее съесть его. Но меня всегда останавливала мысль, что это не хорошо: я получила хлеб для всей семьи, и его нужно целиком принести домой. Мама отрезала нам с сестрой по кусочку и кусок побольше брату, говоря не трогать его долю. Временами брат не приезжал после работы домой и спал, примостившись у своего станка.

Однажды мама стала укорять сестру за то, что она отрезала кусочек от запретного ломтя. Сестра расплакалась и мне стало ее очень жалко: ведь от этого злополучного кусочка и мне она дала чуть-чуть. От этих воспоминаний нашего нелегкого детства у меня наворачиваются на глаза слезы и, когда я прохожу мимо мусорного контейнера и вижу брошенные в него куски хлеба, к горлу подкатывает ком.

Жильцов нашей улицы спасало то обстоятельство, что почти у всех были приусадебные участки земли, на которых выращивали картофель, свеклу, лук морковь и другое. На рынке продавали не только овощи, но и листья свеклы, завязанные в пучки и ветки молодой крапивы.

Следует отметить, что наше правительство всячески старалось помочь населению в столь тяжелое время. К тому же тыл являлся еще и надежной опорой для фронта. Сильный, крепкий тыл, несомненно, стал залогом нашей великой Победы.

В 1942 году было принято правительственное решение о выделении предприятиям города земельных участков для распределения их своим работникам. Мимо нашего дома постоянно шли люди с лопатами, граблями и ведрами. Чтобы получить хороший урожай картофеля, нужно было постоянно полоть грядки, окучивать и даже поливать. Хорошо еще, что тогда не существовало картофельных жуков — вредителей, которые впоследствии стали настоящим бичом для наших картофельных полей. Кроме того, проявляя заботу о жителях города, наше руководство дополнительно выделило землю специально для выращивания капусты, и это не случайно: картофель и капуста в России – матушке в то суровое время были одними из главных продуктов питания. Капусту солили (и в бочках хранили в погребах до самой весны), тушили, использовали в салатах и, конечно, варили из нее традиционные щи.

Капусту нужно было поливать каждый день, и мы с сестрой ежедневно переплывали речку вброд. Сестра плыла впереди, держа ведро на вытянутых руках, а я следовала за ней, водрузив ковш на голову и привязав его косынкой. Правда, однажды на обратном пути железный ковш все-таки соскользнул с головы и скрылся под водой…

После окончания работ мы собирали на лугах щавель и дикий лук, а на побережье с многочисленных кустов рвали ароматные, сладкие ягоды шиповника для его заваривания вместо чая, которого у нас часто не было.

В решении продовольственных вопросов большую роль сыграло и то, что многие жители города держали в своем подворье домашних животных и птиц: коров, коз, свиней, кур, гусей и уток. Каждый день ранним утром два стада коров и коз спускались к реке Казанке по улице Л. Толстого с одной стороны и по улице Жуковского — с другой. У моста два потока животных соединялись вместе, и пастухи направляли это огромное живое скопище на заливные луга, раскинувшиеся по всему правобережью, полные густой сочной травы, душистых полевых цветов и жужжащих пчел.

Зловещее дыхание войны чувствовалось постоянно. Началась мобилизация на фронт. Почти каждый день на нашу улицу приходили повестки мужчинам призывного возраста. Вся молодежь уехала на войну, остались одни старики, женщины и дети. Потянулись долгие изнурительные дни, неся с собой голод, холод и болезни. Однако, жизнь продолжалась, но уже по законам сурового военного времени.

В те суровые дни войны было очень тяжело с транспортом.

В начале 40-ых годов автобусы и троллейбусы у нас еще не производились. Единственным общественным транспортом для перевозки людей были двухвагонные трамваи. Утром на остановках толпы людей буквально штурмовали битком набитые вагоны. Одни стояли на ступеньках, еле держась, другие, нащупав какой-нибудь выступ и схватившись за него, буквально висели, а были и такие смельчаки, которые залезали на крышу вагона и ехали в лежачем положении.

Приходилось делать неимоверные усилия, чтобы добраться во-время до места работы. По законам военного времени опоздание приравнивалось к преступлению.

Как бы тяжело ни жилось нам в суровые военные годы, у нас были и радостные дни. В те далекие времена телевизоров и компьютеров еще не существовало, и самым любимым развлечением было кино. По воскресеньям мама давала мне 20 копеек, и я бежала всю дорогу, чтобы побыстрее добежать до кинотеатра «Пионер» и купить билет. Иногда случалось так, что все билеты уже распроданы, и приходилось искать мальчишек, которые продавали «лишний билетик» на 5 коп. дороже.

С огромным вниманием мы смотрели киноленты о подвигах и героических поступках наших бойцов, о патриотизме советских людей, о преданности и любви к своим близким и родной земле. Такие фильмы, как «Два бойца», «Она сражалась за родину», «Три танкиста» и другие вызывали у нас чувство гордости за нашу Родину и ее защитников.

Песни, звучавшие в фильмах тех военных лет, были очень мелодичны и легко запоминались, и мы их исполняли на школьных концертах и военных госпиталях. Такие проникновенные, задушевные песни, как «В землянке», «Вечер на рейде», «Темная ночь», «Синий платочек», «Где же вы теперь друзья-однополчане?…» и другие – это настоящая классика песен военных лет, апофеозом которых является гимн нашей великой Победы – песня Д. Тухманова «День победы».

С большим нетерпением детвора всегда ждала новогодние праздники. Многие предприятия организовывали утренники для детей своих работников. Когда мы получали пригласительные билеты «на елку», нашей радости не было конца: нас ждали концерты, красивая елка, увешанная игрушками и разноцветными лампочками и, конечно же, подарки.

Новогодние праздники устраивались и в школах города. Концерты, как правило, ставили сами учащиеся. Я помню, как наш класс танцевал «Танец снежинок», и нам даже присудили приз. Получив долгожданный подарок, я со всех ног бежала домой, чтобы скорее посмотреть содержимое пакетика и угостить своих близких.

Как бы мы ни были заняты школьными и домашними делами, я находила время для чтения художественной литературы. Моими первыми книжками были стихи А.С. Пушкина «Зимняя дорога», рассказ А.П. Чехова «Белолобый», И.С. Тургенева «Му-му» и другие, выпущенные издательством «Детская литература» под названием «Мои первые книжки». Из журналов я постоянно читала «Мурзилку», поэтому меня и прозвали этим именем.   Несмотря на то, что наш город находился далеко в тылу, вокруг на подступах к нему сооружались оборонительные окопы. Для работ по рытью окоп привлекались неработающие женщины, причем учитывался возраст и состояние здоровья. Я хорошо помню, как я провожала на такие работы свою маму. Мы простились с ней в скверике Толстого, мама вошла в подъехавший трамвай восьмого маршрута и уехала, а я пошла в школу. По дороге у меня на глаза навернулись слезы, и я заплакала, но постаралась взять себя в руки: мы, маленькие граждане нашей станы, уже тогда понимали, что, если отцы и братья уехали на фронт, то мамы и старшие сестры должны заменить их в тылу.

Воздушное пространство нашего города тщательно охранялось противовоздушной оборонительной системой. О наших военных объектах враг, несомненно, имел определенные сведения: не раз фашистские стервятники пытались прорваться к нашей столице, чтобы разбомбить их. Поэтому мы жили по законам прифронтового города: ночью все окна тщательно маскировались, чтобы ни одна точка не светилась, при воздушной тревоге все должны были бежать в бомбоубежище. Наш участковый милиционер, добрейший человек – дядя Миша Чукаев, вечером становился суровым и требовательным. Он каждый день заходил в дома, проверял затемнения окон и каждый раз задавал один и тот же вопрос: «Чужаки есть?». Мы, дети, кричали: «Нет!»

Вскоре после начала войны в наш город начали приезжать поезда с ранеными бойцами их тогда называли ранбольными. В нашем районе военный госпиталь развернули в нынешнем Суворовском училище. В двух зданиях этого училища в ХIХ веке размещался Институт благородных девиц, который устроил теплый прием вдове Пушкина – Натали, когда она приезжала в 1843 году а Казань вместе со своим вторым мужем генералом Ланским. Эти здания хранят память и о молодом Горьком, который каждый день приходил к институту во время большой перемены с корзиной пирожков. Отдав деньги, девицы брали полюбившиеся им пирожки и, когда все было разобрано, на дне корзины оказывалось множество маленьких записочек, свернутых в трубочку, содержание которых заставляло будущего великого писателя краснеть до ушей…

Наш класс 4 А часто приходил в военный госпиталь, который тогда назывался эвакогоспиталь, к раненым бойцам. Мы ставили концерты (читали стихи, пели, танцевали) и выполняли их просьбы (опустить в почтовый ящик письмо, принести газету, прочитать письмо от родных).

В школах города был организован сбор теплых вещей для защитников Родины – шерстяные носки, варежки, шарфы и другие. Все эти вещи в посылках отправлялись в воинские части на фронт. Посылки, поздравительные открытки, письма от детей, несомненно, приносили бойцам хоть немного нашего душевного тепла и благодарность за их мужество и стойкость.

Самым тяжёлым временем в жизни нашего народа в ходе военных действий были первые два года войны. Мы не ожидали и не думали, что может грянуть такая кровопролитная война: ничто не предвещало беду. Светило яркое, летнее солнце, наше небо было мирным и безоблачным. Когда Сталину доложили о нападении Германии на нашу страну, он был в недоумении и сомневался в достоверности этого сообщения: ведь между двумя государствами существовал договор о ненападении. А коварный враг уже топтал нашу землю, уничтожая все живое на своем пути и разрушая наши города и села.

Красной армии в тяжелейших боях пришлось временно отступать, неся большие потери в живой силе и технике. Силы были неравны в то время: у нас не хватало в достаточном количестве самолетов, танков, пушек…А коварный враг под прикрытием пакта о ненападении задолго готовился к войне и вооружился до зубов, к тому же фашистская Германия поставила себе на службу весь военный и промышленный потенциал оккупированных им европейских стран.

Мы очень переживали отступление нашей армии и постоянно следили по географической карте ее движение на полях военных действий. Каждый день, прильнув к радиоточке, жадно слушали сообщения о ходе боев за населенные пункты. Вечерами люди собирались у какого-нибудь дома, наш участковый милиционер всегда приходил со свежей газетой и вслух читал статьи о военных операциях на полях сражений.

Как бы тяжело, а порой и страшно ни было, никто не пал духом. Взрослые работали, не покладая рук, мы, дети, усердно учились и помогали в домашнем хозяйстве. Суровая действительность военного времени требовала от каждого быть дисциплинированным, ответственным и готовым к любым трудностям. Никогда нигде мы не видели случаев ссор, драки, пьянства.

Смертельная опасность, нависшая над страной, изменила людей, их поведение, отношение к окружающим, к своим обязанностям. Они стали внимательнее к друг другу, доброжелательнее и всегда были готовы прийти на помощь. Грозное время сплотило людей, которые инстинктивно понимали, что только вместе своим трудом мы сможем противостоять страшной угрозе.

Никто не сомневался в нашей победе, каждый старался работать, учиться и жить под лозунгом «Все для фронта, все для Победы!».

Боевой тыл работал день и ночь как часовой механизм, не зная сна и покоя. Фронту требовалось все больше и больше тяжёлой артиллерии, боевой техники, мощных орудий. С заводских стапелей каждый час сходили самолеты, минометы, пушки. Военная мощь страны с каждым днем росла и крепла, становясь непреодолимой силой.

Всего за два с половиной года с начала кровопролитной войны наша страна в неимоверно тяжелых условиях смогла превратиться в одну из сильнейших в военном отношении стран мира. Это был настоящий подвиг тыла и фронта, равного которому еще не было в истории человечества.

1943 год стал знаменательной и незабываемой датой в истории нашей страны: в жесточайших боях под Сталинградом враг был разгромлен. Наступил новый этап в развитии боевых действий: наша доблестная армия стремительно пошла в контрнаступление. Так началось триумфальное

шествие победоносной Красной армии по Европе и освобождение стран, порабощенных фашистской Германией.

И вот, наконец, наступил долгожданный, выстраданный день нашей великой Победы – 8 мая 1945 года.

Трудно описать чувства радости и счастья, наполнившие наши сердца, когда по радио объявили об этом знаменательном событии. Народ высыпал на улицу, гремела музыка, и воздух сотрясали крики «Ураааа!», все смеялись и плакали, обнимая друг друга.

Мы, уже повзрослевшие за время войны, глубоко верили в нашу победу, и в тяжелейших условиях, как могли, боролись за нее в тылу, приближая ее своим трудом и терпением.

И как бы ни пыталась Западная Европа принизить вклад нашей страны в разгром фашизма, наша великая Победа во второй    мировой войне навсегда останется в памяти народов, как символ свободы, справедливости и добра.

 

Кандидат педагогических наук, ветеран труда КГМУ, А.Г. Сафина