Художественная литература в подготовке врача акушера-гинеколога (в помощь преподавателю)


Продолжение.

Неожиданной и волнующей оказалась встреча с описанием родоразрешения живой женщины операцией кесарево сечение, которое дано в поэме «Шах-Наме» (стр. 121-125). Здесь мы должны высказать сердечную благодарность ассистенту кафедры организации здравоохранения КГМИ, хорошо знающей историю медицины, Розе Мирзагитовне Шарафутдиновой (к сожалению ныне покойной). Как-то, обсуждая возможность и тему совместного заседания студенческого кружка, она упомянула, что всегда на занятиях ссылается на мудрые высказывания Фирдоуси и не только рекомендовала прочитать поэму, но и предоставила свой экземпляр.

Абдулькасим Фирдоуси закончил свою книгу на рубеже X-XI веков. В заключении поэмы он пишет:

«И вот я до конца довел счастливо

О древних подвигах рассказ правдивый.


В день арда, в месяц исфандармад,

Я кончил труд, что былями богат».

Читатель! Обрати внимание на слова: «рассказ правдивый» и «былями богат». Полагаем, что это сделал автор неспроста, а подчеркнул реальность описанных событий.

«От хиджры на году четырехсотом


Закрыл я книгу, написавши всё там,

Что знал о прошлом. И по всей стране

Теперь все громче речи обо мне.

Я не умру вовек! Жить буду снова

Во всходах мной посеянного слова!

И тот, кто свет ума и веры чтит,

Мой величавый подвиг восхвалит».

Что ж. Попытаемся через тысячелетие выполнить завещание поэта. Рождению Рустама посвящены 58 бейтов (двустишия). Вот как излагается это событие в красивом переводе с фарси С.Липкина.

«Не много с той поры минуло весен

Стал кипарис высокий плодоносен,

Отяжелела будущая мать».

То есть наступила беременность…

«Румянца на ланитах не видать».

По-видимому, речь идет об осложнении беременности — анемии, а возможно о гиперпигментации, присущей беременным в связи с гиперпродукцией меланоформного гормона гипофиза. Хорошо известен признак беременности «Сhloasma gravidarum» — крылья бабочки, проявляющийся на щеках беременной женщины.

«Не зная сна несла под сердцем бремя»

Расстройство сна — частый спутник беременности.

«И день пришел: приспело родов время».

Фирдоуси знал точную длительность беременности и время наступления родов. Так, в главе «Рождение Ардашира Бабакана» имеется следующий бейт:

«Круг сороканедельный завершился,-

Как солнце у царевны сын родился».

В «Рассказе о рождении Сухраба», Фирдоуси писал:

«Вот сорок семидневий миновало,

И время счастья матери настало.»

И еще раз Фирдоуси упомянает о сроке родов в главе «Рождения Сиявуша»:

«Прошло немного времени с тех пор.

Весна оделась в радостный убор.

Так небо над красавицей вращалось,

Что ровно девять месяцев промчалось.

Пришли, предстали пред царем страны:

«Счастливый дар прими ты от жены.

Явилось дивное дитя с восходом,

Сравнялся твой престол с небесным сводом!»

Итак, у Рудабы «приспело родов время».

«В беспамятстве упала в тяжкий миг,

И вот раздался на айване крик:

Рыдала Рудаба, в тоске сгорая, свое лицо и косы раздирая.

До Заля эти вопли донеслись,

Услышал он, что страждет кипарис.

К супруге подошел он к изголовью,

Глаза в слезах, облито сердце кровью».

Здесь автор показывает, что роды были весьма болезненными. Это, в свою очередь, могло говорить о патологическом их течении, в частности об угрожающем разрыве матки. Заль, пытаясь успокоить жену, вспомнил про обещание птицы Симург выручить в тяжелый миг.

«Разжег жаровню в комнате царицы

И опалил перо священной птицы».

Явилась Симург и предсказала, что:

«От пери среброгрудой, луноликой

На свет родится богатырь великий».

То есть крупный плод. И Симург рекомендовала вызвать врача:

«Скорее приведи ты ясновидца,

С кинжалом должен он сюда явиться».

Итак, диагноз поставлен: крупный плод, функционально узкий таз, возможно угрожающий разрыв матки. Необходимо оперативное родоразрешение. Тем временем Симург продолжала:

«Сперва Луну вином ты опьяни,

Из сердца страх и горе прогони.

Он чрево рассечет исполнен знанья, —

Не причинит жене твоей страданья,

Разрежет, окровавит, он живот,

Из логова он львенка извлечет.

Затем зашьет он чрево луноликой, —

Избавишься от горести великой».

Абу-Бакр Ар-Рази в X веке при зашивании ран брюшной полости использовал скрученные кишки барана. В наши дни это кетгут.

«Смешаешь мускус, молоко, траву,

Которую тебе я назову,

Смесь растолчешь, просушишь утром рано,

Приложишь — заживет мгновенно рана».

Эти и другие, встречающиеся в поэме, рецепты, не удивительны, так как современник Фирдоуси — Аль-Беруни опубликовал всеобъемлющее руководство по лекарственным препаратам и их употреблении. Кстати, им опубликован труд под названием «Памятники минувших поколений». В нем, среди многочисленных иллюстраций, помещена копия картины, на которой изображено выполнение операции кесарево сечение. Можно предположить, что операция производится на живой женщине, так как у изголовья анестезиолог, а с другой стороны наблюдатели. В журнале «Курьер» (июль, 1974), посвященном 1000-летию со дня рождения Аль-Беруни, имеются указания о возможных личных контактах с Фирдоуси. Уж не поэтому ли так четко им описано кесарево сечение у Рудабы?

А между тем, кто самый близкий к дочери человек? Конечно мать и она тут присутствует:

«Синдухт рыдала муку обретя:

Из чрева скоро выйдет ли дитя?»

И, наконец, явился приглашенный врач.

«Пришел мобед и влагу дал хмельную,

Искусный лекарь усыпил больную»

Подчеркнем «искусный лекарь» применил наркоз, так как дальше:

«Рассек без боли чрево, заглянул,

Младенцу он головку повернул

И бережно извлек его оттуда, —

Никто не видывал такого чуда».

Таким образом, врач, установив патологию родов, счел необходимым закончить их операцией. Не исключено, что Фирдоуси описал вообще впервые произведенную на живой женщине операцию кесарево сечение. Диагноз крупного плода подтвердился:

«То мальчик был, и был он силачем,

Могуч сложеньем и красив лицом.

Дивились все его слоновой стати:

Никто не слышал о таком дитяти!»

Рана зашита под продолжающимся наркозом:

«Не слышала как рану ей зашили

И снадобьем от боли изличили»

Обезболивание продолжалось и на следующий день после операции:

«На сутки усыпленная вином,

Спала царевна безмятежным сном»

Борьба с болью началась еще в глубокой древности. Гиппократ прописывал беладонну. Диоскарид, придворный лекарь  Нерона, применял мандрагору с анестезирующей целью еще в I веке нашей эры. Аль-Беруни писал о мандрагоре: «усыпляет на 3-4 часа». В древних книгах Чараки и Сушруты рекомендовались вино и индийская конопля. Опий, вино, мандрагора, гашиш были известны древним египтянам и китайцам. Солернская школа пользовалась снотворными губками, пропитанными наркотиками. Авиценна в «Каноне врачебных наук» рекомендовал: «Наконец, когда надо вызвать полную бесчувственность с той целью, чтобы была терпима самая сильная боль во время операции на одном из органов человека, для этого надло применять опиум, белену, алоэ, мускат. От каждого взять по надобности и опустить в вино и дать пить больному».

Завершая анализ отрывка поэмы, можно сказать, что во времена Фирдоуси уровень развития акушерства был таков, что врачи хорошо знали длительность беременности  и начало родов, определяли патологию в родах, находили рациональные способы родоразрешения, владели техникой операции кесарево сечение и выполняли ее на живых (!) женщинах с благоприятным исходом для матери и плода.

«Очнулась луноликая от сна,

И обратилась к матери она…

Тот час же ей ребенка принесли, —

Сиял как небожитель сын земли!

Сказала: «Спасена я! Би — растам!

Отсюда имя мальчика: Рустам».

А заканчивает Фирдауси этот рассказ о рождении Рустама гимном педиатрии:

«Дитя храните так, чтоб на порог

С бедой придти не смог и ветерок».

Вот, казалось-бы и все, но глава «Рождение Рустама» — это всего 64 страницы из 778 страниц текста в этом издании «Шах-Наме». Текст сопровожден пятнадцатью старинными миниатюрами, но среди них нет ни одной, отражающей рождение Рустама. Студентка Дина Ниязовна Аблаева, будучи прдседателем студенческого научного кружка кафедры (ныне она врач акушер-гинеколог) в 2007 году провела по личной инициативе поиск в Интернете и нашла две красочные миниатюры, отражающие роды у Рудабы. Одна из них позволяет уточнить патологию беременности — это поперечное положение плода. Показана попытка родоразрешения с помощью акушерской операции, исправляющей положение плода, а именно: операцию классического поворота плода на ножку. Сомнений никаких нет. Одной рукой акушерка держит плод за выпавшую ручку, а другой пытается повернуть поперечно-расположенный плод на ножку. Черный цвет одежды роженицы подчеркивает безуспешность операции, так как вероятно уже сформировалось запущенное поперечное положение плода. Об этом говорит выпавшая ручка, что указывает на отошедшие воды и потерю плодом подвижности. Кроме того плод имел крупные размеры. Фирдоуси многократно подчеркивает это еще до родов: «богатырь великий», «львенка извлечет», что и подтвердилось потом, ибо при рождении «Дивились все его слоновой стати». То, что на этой гравюре изображено рождение Рустама, говорит изображение птицы Симург в правом верхнем углу. А то, что это Симург нет сомнения. В тексте на странице 501 читаем строки:

«Симург та птица, а земной молвою

Наречена «Летающей горою».

В пояснительном словаре на странице 795 сказано: «Симург — огромная волшебная птица». На миниатюре она и есть «огромна». Кроме того, тут же справа, чуть ниже, в середине стоит несомненно Заль с пером в головном уборе и протянутой к Симургу рукой. Рукава его одежды окрашены в синий, по восточным понятиям печальный цвет. Еще ниже, также справа, сидит «ясновидец» с сосудом в руках. Это несомненно рекомендация обезболивания: «сперва Луну вином ты опьяни». И, наконец, в правом нижнем углу — жаровня на которой Заль «опалил перо священной птицы».

Попытка поворота плода была безуспешной, поэтому роды были закончены другой акушерской операцией — кесаревым сечением. Обэтом говорит вторая гравюра, на которой ребенок уже в руках врача, а рядом лежит окропленный кровью нож. Операция закончена благополучно, это подчеркивается сменой цвета одежы родильницы — с черного на голубой (небесный).

Все присутствующие на миниатюре лица выражают удивление «никто не видывал такого чуда». Слева в ногах родильницы помещены автором миниатюры две фигуры. Одна очень похожа на «ясновидца» с сосудом в руках на предыдущей миниатюре. Это тот же седобородый, седоусый и очень похожий лицом человек. В правой руке его цветок, видимо чудодейственный Эдельвейс, а левой он как-бы подчеркивает значимость события: «что я вам говорил!». Вторая фигура — спокойно сидящий человек с опущенными плечами, спрятанными в рукава руками и выражением некоего безразличия лица на слегка наклоненной голове. Уж не Аль-Беруни ли это — современник Фирдоуси? Для него кесарево сечение давно известный факт, так как он его изобразил в своей книге «Памятники минувших поколений».Несомненно одно — на миниатюре родоразрешение кесаревым сечением живой женщины с благополучным исходом для матери и плода.

Заключение: на основании ознакомления с литературой и анализа раздела поэмы «Шах-Наме» о рождении Рустама, мы вправе предположить, что операция кесарево сечение врачами Востока выполнялась в X-XI вв. н.э.на живой женщине с благоприятным исходом для матери и плода. Это на 600 лет раньше существующего в БМЭ официального указания — 1610 год.

Рекоммендации: установление факта выполнения операции кесарево сечение на живой женщине в X-XI вв. н.э., целесообразно использовать в учебном процессе для студентов медицинских ВУЗ’ов и колледжей при изучении «Истории медицины» вообще и «Истории акушерства» в частности.

Козлов Л.А., профессор кафедры акушерства и гинекологии №1 КГМУ,

Яковлев Н.В., к.м.н., ассистент кафедры акушерства и гинекологии №1 КГМУ (зав.  — проф. А.А Хасанов)