Художественная литература в подготовке врача акушера-гинеколога (в помощь преподавателю)


«Любое искусство требует знаний, таланта и терпения»  (Э.Фромм)

«Только знание — друг надежный, охранитель наш

Разрешитель всех сплетений, неусыпный страж…

Тот, кто учится упорно, тот рукой своей

Из скалы рубин добудет, жемчуг из морей.


Среди знающих ушами хлопать как осел,

Будет тот бедняк, кто знаний, прочных не обрел».

(Низами)

Многочисленные описания работы врача общеизвестны (А.П.Чехов, М.А.Булгаков, В.В. Вересаев и др.). Практически все писатели волей-неволей обращаются в своих произведениях к различным аспектам медицинской стороны жизни. Особенно это заметно с самой главной стороны — рождения человека.


На кафедре акушерства и гинекологии №1 КГМУ традиционно в проведении учебного процесса используются описания в художественных произведениях различных ситуаций, связанных с беременностью и родами. В плане УИРС постоянно привлекаются студенты по линии СНК. Так, ныне врач Перинатального Центра РКБ МЗ РТ, Владимир Павлович Филатов в 1980 году, будучи студентом, подготовил и сделал на заседаниях СНК и конференциях три сообщения: «Вопросы деонтологии в художественной литературе», «Родовая боль и примеры обезболивания родов в художественной литературе». Особенно интересным было его сообщение «Беременность и роды в романе Эмиля Золя — Плодовитость». Будучи студенткой Наталья Николаевна Дмитриева по художественным публикациям подготовила доклад по истории кесарева сечения, материалы которого были доложены на заседании Казанского общества акушеров-гинекологов в 1988 году и опубликованы в журнале «Фельдшер и акушерка» (1989, №6, стр. 54-59). Сознавая важность данного вопроса в подготовке среднего медицинского персонала, мы с преподавателем мед.колледжа  З.Р. Хабибуллиной, провели совместную конференцию студентов медицинского университета и медицинского колледжа на тему «Проблема акушерских кровотечений в художественной литературе». В свое время мы обращались к этому вопросу в «Методическом пособии по психолого-педагогическим основам подготовки и проведения практического занятия по акушерству и гинекологии » (Казань, КГМУ, 2006). Подготовку настоящего очерка побудило обнаружение в библиотеке проф. В.С. Груздева публикации А.Т. Лидского.

Заслуженный деятель науки, член-корреспондент АМН СССР, профессор Аркадий Тимофеевич Лидский (рис.1  фото)  выпускник Казанского Императорского Университета.

foto1 Учился на медицинском факультете, мечтал стать хирургом. В студенческие годы под руководством проф. В.С. Груздева выполнил научную работу, связанную с народившейся и успешно-развивающейся асептикой и антисептикой. Результаты были настолько серьезными, что позволило включить публикацию «Сравнительная оценка современных способов дезинфекции рук» в юбилейный «Сборник работ по акушерству и гинекологии», посвященный 25-летию работы проф. В.С. Груздева  (Петроград, 1917-1923, стр. 191-294). Более того, проф. В.С.Груздев упоминает об этих результатах в своем учебнике «Гинекология» (Казань, 1922, стр. 338) : «Как показали исследования Лидского… автор этот нашел, что наименьшая опасность инфекции через соприкосновение со стороны рук бывает в тех случаях, где последние дезинфецированы по Furbringer’у. Оттого я и пользуюсь способом Furbringer’а до сих пор как в акушерской, так и в гинекологической практике.»

И вот, держим в руках «инвентарный номер 269». Это отдельный оттиск из ежемесячного журнала «Русская клиника» за 1929 год, т. XI, № 57. Дарственная надпись, сделанная ровным почерком гласит: «Дорогому учителю Викторину Сергеевичу Груздеву от любящего ученика.18.III.30». Затем название — «Смерть, болезнь и врач в художественных произведениях Л.Н.Толстого.» и авторство — А.Т.Лидский (Астрахань). Далее на 15 страницах интереснейший анализ отношения Л.Н.Толстого к указанным в заголовке вопросам. Отсылаем читателя к первоисточнику, а здесь лишь приведем полностью начальные четыре предложения: «На стыке двух сторон мы встретились с Л.Н.Толстым в начале этого столетия. По одной — к жизни шли мы, молодежь, и по другой — от жизни — шевствовал великий старик, столетие со дня рождения которого чтило только что все человечество с обнаженной головой. Этот год наше поколение встречает уже зрелыми людьми, работниками в определенных областях и, если раньше нам был интересен весь Толстой, то сейчас у каждого из нас вызывают сугубый интерес те страницы его творений, где он так или иначе касается повседневной нашей работы и нашей специальности. Вот почему мне, как врачу, хочется попытаться выявить в художественных творениях его те места, которые посвящены двум моментам: болезни и смерти.» Вот это по груздевски и, как говорится, «комментарии излишни».

Источники, освещающие те или  иные стороны акушерства и гинекологии, многочисленны и в поэзии, и в прозе, и в искусстве. Мы не ставим себе целью их обозрение, да это физически и невозможно. Приведем два примера очень близких по духу сегодняшнему дню.

Пример 1 -: из Авиценны (980-1037 гг. н.э.).

«О детях, находящихся еще в утробе матери

Как следует, о том веду я речь.

Ничто зловредное его пусть не коснется,

Пусть мать питается не как придется,

А ест еду и влагу с пользой пьет,

Так, чтоб нормально развивался плод.

Пускай отбросов будет в пище мало,

Чтоб кровь она при этом очищала

Коль кровь горит и жжение в груди,

Кровь не пускай, а только остуди.

А если соков началось волнение,

Лекарствами осуществляй лечение.

Во время родов следует стремится,

Чтоб меньше в муках билась роженица,

Опасен для нее любой испуг,

И чтоб она не остужалась вдруг.

Коль роды трудные и сильный жар,

Поможет ей из фиников отвар.

Необходимо масло разогреть,

И маслом теплым чресла натереть.

Давать супы ей надо пожирнее.

Должна быть повитуха рядом с нею.»

(«Избранное». Ташкент, 1981, стр. 84-85)

Пример 2. А.И. Никитин в статье «Уже история (к 10-летию рождения первых «пробирочных детей» в России)», опубликованной в «Проблемы репродукции», 1997,№3, стр.7-12,  приводит выдержку из поэмы «Салман и Абсаль» Абдурахмана Джами (15в), отражающую искусственное осеменение:

«Из чресел шаха семя он извлек,

Питательной средой его облек,

На сорок семидневий скрыл в сосуде…

И вот — кто слышал о подобном чуде?

В сосуде том, как солнце, — скажешь ты —

Дитя явилось чудной красоты».

«С книги начинается самовоспитание, индивидуальная духовная жизнь…

Чтоб подготовить человека духовно к самостоятельной жизни,

надо ввести его в мир книг» (В.А. Сухомлинский)

Наше внимание привлекла поэма Абдулькасима Фирдоуси «Шах-Наме», опубликованная в двухсоттомном подписном издании «Библиотека всемирной литературы» (М., «Художественная литература», 1972, серия первая, том 24).  В предисловии Б. Гафуров писал: «Фирдоуси — слава и гордость всей мировой культуры — близок и дорог всем народам нашей страны».

«Познанье выше имени и званья,

И выше свойств рожденных воспитанье.

Коль в воспитанье сил не обретут,

Врожденные достоинства замрут

Кто разума не следует путем,

Наказан будет за грехи потом»

(Фирдоуси)

Читатель! Открыв книгу, ты сразу же прочтешь «Слово в похвалу разума» и строки:

«Был первым в мире создан разум наш,

Он — страж души, трехстражей верный страж.

Те трое суть язык, глаза и уши:

Чрез них добро и зло вкушают души.

Иди же вслед за разумом с любовью,

Разумное не подвергай злословью.

К словам разумным ты ищи пути,

Весь мир пройди, чтоб знанья обрести».

Ну что ж, послушаемся автора и отправимся в путешествие по страницам поэмы, интересуясь вопросами медицины и, прежде всего тем, с чем связано рождение человека.

Глава «Заль и Рудаба» (стр. 53), начинается ожиданием витязем Самом рождения сына.

«                                    …пришло подруги время,-

Уже с трудом несла под сердцем бремя.

И вот родился мальчик точно в срок,

Как будто землю озарил восток.

Он солнцу был подобен красотою,

Но голова его была седою».

Рождение альбиноса считалось грехом и мальчика тайно отнесли в горы, где его подобрала волшебная птица Симург и отнесла в гнездо на корм птенцам. Но получилось так, что :

«                                    … птенцы взглянули на дитя,

Что плакало лицо к ним обретя,

И мальчика седого пожалели,

Познав любовь, им чуждую доселе».

Прошли годы. Симург кормила его вместе с птенцами и дитя выросло на природе:

«Стал мальчик мужем, похвалы достойным,

На воле вырос кипарисом стройным».

Тем временем отец его Сам, увидел во сне, что сын жив и после долгих поисков нашел его.

«У сына были волосы по грудь,

Он был могуч как слон, весна-ланиты…

Уста — рубины, очи — как смола,

Белы ресницы, голова бела!»

Воссоединившись с сыном, Сам дал ему имя Заль и наставление:

«Учись, ты все науки уважая:

В любой науке радость есть большая.

Все раздавай, что от наук возьмешь:

Постигнув знанья ты добро поймешь».

Что же имел имел в виду Фирдоуси под этим? На странице 244 он уточняет:

«Учил его аркану и стреле,

Учил стоять в строю, сидеть в седле,

Собраний стал преподавать науку,

Учил его его пирам, мечу и луку,

Как на охоту с кречетом скакать,

Как рассуждать и как идти на рать,

Как различать неправый путь и правый,

Как разрешать дела родной державы.»

Здесь следует добавить, что воспитавшая Заля птица Симург, на прощание дала ему свое перо с пожеланием в самый трудный период жизни сжечь его и тогда она придет к нему на помощь. Запомним это!

Долго ли, скоро ли сказка сказывается, пришло время, и Заль знакомится с красавицей царевной Рудабой.

«Слоновой кости — цвет, а стан — платана;

Венец волос — как мускус благоданный;

Глаза — нарциссы томные; калам

Серебрянный — опора двум бровям;

Сжат нежный рот, как сердце, что в несчастии;

Сравню я кудри с кольцами запястий;

Сквозь ротик даже вздоху не пройти, —

Таких красавиц в мире не найти.»

Служанки Рудабы первоначально отговаривают ее от брака, ссылаясь на «знание» генетики:

«Нигде от женщин старцы не родятся,

А если родились, то не плодятся».

Однако, видя непреклонность госпожи, пообещали ей помочь и взялись за дело:

«Когда тебе потребна ворожба,

Мы целый мир обманем, Рудаба».

Она конечно обрадовалась и говорит:

«Когда вы слово в дело обратите,

Вы древо плодоносное взрастите».

Рамки очерка не позволяют изложить всю прелесть описания знакомства, тайных свиданий и сватовства Заля и Рудабы. Фирдоуси увлекательно и искусно повествует нам об этом на пятидесяти страницах, не жалея красок. Дело государственной важности дошло до царя и:

«Владыка повелел собраться вместе

Мобедам седокудрым — стражам чести,

Вельможам, звездочетам, мудрецам,

С вопросом обратиться к небесам»

В результате трехдневного обсуждения на государственном совете вопроса бракосочетания царственных особ пришли к выводу, что у:

«Рудабы и Заля величавый

Родится витязь — гордый, с доброй славой.»

В итоге, преодолев все сомнения и тревоги, состоялась свадьба. Апофеозом любви звучат строки, посвященные первой брачной ночи и зачатию:

«Когда царевна с ним уединилась,

Сказал бы ты, что ночь недолго длилась,

Обильною росою напоен — в ночи раскрылся розовый бутон,

В жемчужницу по капле дождь струился,

И в раковине жемчуг появился.

Еще ночная не редела мгла,

Во чреве эта пери понесла».

Скорость продвижения сперматозоидов в половых путях женщины сейчас хорошо известна, так что приведенные строки соответствуют действительности.

И вот перед нами главная цель очерка, а именно: глава «Рождение Рустама». Забегая вперед скажем, что будущий богатырь Рустам, родился с помощью операции кесарево сечение, поэтому мы вынуждены здесь сделать серьезное отступление.

«Все цели извлечены из опыта»

(Ф.Энгельс)

Естественный вопрос: когда впервые использована была эта операция? Таких точных сведений археология пока нам не дала. Кое-что известно из греческой мифологии. Так Г. Дж. Бухсбаум в книге «Травмы при беременности» (М., 1982, стр. 354) воспроизводит копию древней гравюры (рис. 2), рассказывающей о рождении будущего бога медицины Асклепия, с помощью кесарева сечения у умершей матери Коронис. Причем в роли хирурга выступает сам отец — бог Апполон. Более подробно об этом мифе можно прочитать у И.Г.Гусманова в его учебном пособии «Греческая мифология. Боги» (М., 2001, стр. 192-194).

Есть источники с еще более интересной информацией. Это книга Гельмута Хёфлинга «Все чудеса в одной книге» (М., 1983). На странице 142 воспроизведена копия гравюры «Сотворение Евы». На ней совершенно ясно видно как Бог боковым разрезом извлекает ее из живота спящего Адама. Можно предположить, что это первое в истории человечества кесарево сечение, а Ева рождена не «из ребра Адама», а «из-под ребра Адама». Вероятно, произошла описка при многочисленных переписываниях Библии.

К сожалению такой точной датировки выполнения кесарева сечения на живой женщине нет. В официальном источнике БМЭ (М., 1979, т.10, стр.827), говорится, что оно впервые было произведено в 1610 году хирургом Траутманном из Виттенберга. Дискуссию по этому вопросу читатель найдет у А.С.Слепых в монографии «Абдоминальное кесарево сечение в современном акушерстве» (М., 1968, 1-ое издание).

Продолжение в следующем номере

Козлов Л.А., профессор кафедры акушерства и гинекологии №1 КГМУ,

Яковлев Н.В., к.м.н., ассистент кафедры акушерства и гинекологии №1 КГМУ

(зав.  — проф. А.А Хасанов.)