Злокачественные опухоли в области головы. Актуальные проблемы и тонкости


Хамидуллин Ринат Габбасович – заведующий онкологическим отделением №5 (опухолей головы и шеи) ГАУЗ «Республиканский клинический онкологический диспансер», врач-онколог высшей категории, кандидат медицинских наук, заслуженный врач РТ.
Хамидуллин Ринат Габбасович – заведующий онкологическим отделением №5 (опухолей головы и шеи) ГАУЗ «Республиканский клинический онкологический диспансер», врач-онколог высшей категории, кандидат медицинских наук, заслуженный врач РТ.

Любой случай оригинален и уникален. Врачу недопустимо это забывать» © 

В последние десятилетия отмечается увеличение количества больных с онкологическими заболеваниями. Данная тенденция характерна и для пациентов с опухолями головы и шеи. На сегодняшний день их доля составляет примерно 20 % всех выявляемых онкологических заболеваний.  

Для данной анатомической области характерно сосредоточение жизненно важных органов и структур, поражение которых опухолевым процессом требует значительных усилий специалистов различного профиля  на этапах диагностики и лечения новообразований органов головы и шеи.  Именно это заставляет обращать все большее внимание на диагностику и лечение опухолей головы и шеи. Об этом и состоялся наш разговор с врачом-онкологом высшей категории Хамидуллиным Ринатом Габбасовичем.

— Какие именно опухоли могут возникнуть в области головы и шеи?

— Опухоли головы и шеи, как и опухоли других локализацией, это заболевания, количество которых непрерывно растет. Нам приходится сталкиваться с разнообразными новообразованиями как злокачественными, так и доброкачественными. Прежде всего, это опухоли слизистой полости рта: рак языка, рак дна полости рта, слизистой щеки, альвеолярных отростков челюстей, твердого и мягкого неба. Далее это опухоли ротоглотки, носоглотки, гортани.  В последние годы все чаще выявляются опухоли щитовидной железы, 30% которых составляют раковые заболевания. И, наконец, мы занимаемся диагностикой и лечением новообразований кожных покровов, мягких тканей, неорганными опухолями вышеперечисленных областей, опухолями слюнных желез.


— Расскажите, пожалуйста, о Вашем отделении. Как можно оценить наш уровень лечения по сравнению с зарубежным в данной области?

— Вообще, ГАУЗ «Республиканский клинический онкологический диспансер» – это одно из крупнейших медицинских учреждений Республики Татарстан, где оказывают специализированную помощь больным с онкологическими заболеваниями. Наше отделение опухолей головы и шеи  выделено как специализированное  5 лет назад, хотя данной патологией мы занимаемся более 25 лет. За эти годы сформировался высококвалифицированный коллектив не только врачей, но и среднего и младшего медицинского персонала, потому что выхаживание больных с новообразованиями головы и шеи – нелегкий труд, который имеет ряд особенностей и требует специальной подготовки всех участников лечебного процесса.  Большинство врачей имеют не только высшую квалификационную категорию, но и ученые степени. Мы всегда стремились  использовать в своей работе наиболее современные и эффективные методы диагностики и лечения, и могу сказать, что они как за рубежом, так и у нас практически ничем не отличаются. Безусловно, в схемах лечения, последовательности различных этапов лечения  могут быть некоторые различия, но принципиальные вопросы ведения пациентов с опухолями головы и шеи идентичны и в России, и в зарубежных клиниках. Этому способствует реализация программ развития здравоохранения в масштабах как России, так и Татарстана в частности. Строительство и ввод в строй Центра ядерной медицины позволили проводить лучевое лечение больных на самом высоком уровне. Хотя в редких случаях наши возможности ограничены и, к сожалению, мы не всегда можем обеспечить наших пациентов дорогостоящими таргетными препаратами. Но ведь и за рубежом  их назначение зависит от вида страховки.

— Приведите, пожалуйста, пример нестандартного уникального случая из Вашей практики.

— Вы знаете, любой случай оригинален и уникален. Хотя, работая каждый день, забываешь о таких вещах. Если говорить о нестандартных случаях, чаще всего они происходят из-за отсутствия онкологической настороженности у врачей общей лечебной сети, когда проводится лечение в недостаточном объеме и с нарушением основных онкологических принципов. И случай, вроде бы банальный изначально, превращается в уникальный. В подобных случаях для уточнения диагноза и назначения адекватного лечения  привлекаются ведущие специалисты клиники.


Для нашего отделения более интересны случаи, которые связаны с обширным удалением органов и тканей  с последующим их восстановлением, реконструкцией этих органов. В отделении внедрены различные методики пластического восстановления различных по размеру и структуре дефектов челюстно-лицевой области и шеи.

Если говорить о конкретном случае, то хотелось бы вспомнить об одном из них, который наиболее запомнился. Вообще, любые микрохирургические операции –  это операции, которые выполняются под микроскопом, хотя при отсутствии данного оборудования в нашей клинике, мы пытаемся как-то из этих ситуаций выходить. Молодой пациентке  удалили гортаноглотку и шейный отдел пищевода из-за местнораспространенного рака. После операции больная более года питалась по зонду. Учитывая отсутствие рецидива заболевания, мы заместили удаленную глотку и шейный отдел пищевода сегментом толстой кишки, сосуды которого анастомозировали с шейными сосудами. Одномоментно были сформированы анастомозы трансплантата с глоткой и пищеводом.  И вот… пациентка живет уже более 4 лет и питается обычным способом.

— Какие наиболее сложные и опасные операции приходится делать хирургам в Вашей области?

— Наиболее сложная работа для хирурга – это реконструктивно-пластические вмешательства на голове и шее. Например, после удаления сегмента нижней челюсти мы замещаем резецированный фрагмент частью ребра, либо гребнем подвздошной кости. Подобные операции длятся по 5-7 часов, но хирургу всегда приятно выйти из ситуации, которая казалась изначально очень сложной. Удаляем  и опухоли щитовидной железы, которые спускаются глубоко в средостение до дуги аорты, трахеобронхиального угла. При этом операция выполняется из шейного доступа. Это тоже необычные случаи. Во многом сложность операции определяется уровнем подготовки хирургической бригады, слаженностью их действий, направленностью на успех. Расширенные комбинированные операции при различной патологии выполняются в отделении ежедневно. Мы не стоим на месте. Используем накопленный опыт других ведущих клиник, сами выступаем с сообщениями на конференциях различного уровня.

— К сожалению, из-за сложности операций присутствует процент летального исхода. Каков он? Расскажите также о периоде реабилитации пациентов.

— Ежегодно мы выполняем около 1000 операций. Показатель послеоперационной летальности не превышает 0,5%. А в отдельные годы он равен 0.  Это результат  работы не только всего коллектива отделения, но и специалистов других служб, участвующих в диагностическом и лечебном процессе.

Улучшение непосредственных и отдаленных результатов лечения больных с опухолями головы и шеи привело к тому, что многие из ранее обреченных пациентов могут жить долгие годы.  В связи с этим проблема реабилитации больных становится все более актуальной. Различают медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию. Различные аспекты реабилитации являются неотъемлемой частью работы отделения.  Это и органосохраняющие операции, реконструктивно-восстановительные вмешательства с использованием кожно-мышечных лоскутов, установка голосообразующих аппаратов после полного удаления гортани и многое другое. Мы работаем в тесном сотрудничестве с ортопедами, стоматологами, фониатрами и врачами других специальностей, помогающими пациентам в восстановлении утраченных функций. В диспансере проводится школа пациентов, в которой с больными и их родственниками работают не только онкологи, но и психологи, психотерапевты. 

— Какие специалисты при злокачественных опухолях головы принимают участие в лечении пациента? 

— На диагностическом этапе  в установлении диагноза участвуют врачи различных специальностей: морфологи, лучевые диагносты, эндоскописты и многие другие. При подтверждении диагноза злокачественного новообразования  и определении распространенности опухолевого процесса на консилиуме из врачей онкологов, химиотерапевтов и радиологов принимается решение о выборе схемы лечения, последовательности назначения методов лечения. Это так называемый мультидисциплинарный подход в лечении больных с опухолями головы и шеи. И в дальнейшем на этапах лечения мы вновь все вместе неоднократно обсуждаем каждого пациента. Это позволяет соблюдать преемственность и своевременно вносить коррективы в лечении больных.

Екатерина Пирогова